Тайм-Клуб

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тайм-Клуб » Мансарда » Сетевое Искристое!


Сетевое Искристое!

Сообщений 31 страница 60 из 211

31

Умная Киса
про Туречика надо!!!!

0

32

а я люблю Борьку Куртуазия :)

вот из цикла Псевдо-Одесса

http://kurtuazij.livejournal.com/189673.html

- Скажите, уважаемый Беня, - Ривка, владелица самого дорогого ювелирного магазина и одна из самых красивых женщин  города, вальяжно расположилась на лежаке, - Почём стало бы одному хорошему человеку шоби один очень хороший человек пошел ночью в гости до одного совсем нехорошего человека?
- Мадам Рива, я не вижу на билеты, - Беня безразлично скользил взглядом по пляжницам, - Закругляйтесь размазывать кашу и давайте цимес.

Ривка придвинулась поближе и понизила голос:
- Ах, пан Беня! Или я не понимаю за метод иметь деловую беседу с одним очень хорошим человеком! Слушайте сюда, сейчас вы будете рыдать за людскую подлость. Один очень нехороший человек.. не будем кричать имён, тем более шо Мотя это еще вопрос или имя... так вот он торгует драгоценностей за такие низкие цены, шо мы с вами скоро пойдем по миру. Как вам это нравится?

Беня решил проконсультироваться с коллегами.
- Как нам это нравится? - спросил он
- Это демпинг, - заметил образованный Додик, загорающий на подстилке рядом с лежаками, - Мадам Рива имеет порадовать нас демпингом.
- Натурально демпинг, - поддержал друга Йося, - Браво, мадам Рива.
- Не ожидала от вас такого жаргона, Додик! - обиделась Ривка, - А еще из такой приличной семьи.
- Глядя на вас, мадам Рива, мине неожиданно хочется блеснуть какой-никакой эрудицией, - галантно выкрутился тот.
- Пфф! - Рива прищурилась, - Глядя на меня, у каждого поца в этом городе такая эрудиция, шо делается страшно за прирост населения. Хоть вы, Додик, будьте выше этого. Берите пример с пана Бени.
- Я дико извиняюсь и совсем не эрудит, - задумчиво проговорил Йося, - Но имею думать, Додик, шо вас с Беней только шо причесали.
- Форм без совести и языка без костей. Праздник, - согласился Беня, - Но я настойчиво интересуюсь обратно. Чем это дело, за которое нас причесали, вредит нашему карману, мадам Рива?
- Ну как же, пан Беня, пока этот Мотя, будь он неладный, так на так торгует за пшик, приличные люди теряют клиентуру, из которой идёт профит, из которого идёт шансов, шо вы однажды ночью навестите хороших людей по вашим личным делам, до которых мине нет никакого дела. Так я скажу вам, как родной маме - между знать шо вы никогда не придёте и бояться, шо вы вот-вот нарисуетесь, я предпочитаю обеспеченное второе.
- И шо мине надо сделать, шобы ваше светлое будущее наступило немедленно? - поинтересовался Беня.
- Вот теперь мы говорим, как деловые люди, а не задрипанные курортники! - обрадовалась Ривка, - Идите подломить контору этого Моти и идите бекицер, потому шо все мы становимся беднее с каждой минутой этого гармидера. Соглашайтесь давайте. Назовите цену и даже не стесняйтесь, я всё равно буду торговаться пока вы не охрипнете.

Беня повернулся к товарищам.
- В словах мадам Ривки есть здравого смысла или я перегрелся?
- Его там нивроку и этого нельзя не видеть, - пожал плечами Додик, откровенно любуясь Ривкой, - Но меня мало радует, шо из гоп-ателье мы рискуем превратиться в лом-кооператив. Беня, это подряд, а на подряд работают биндюжники. Я имею полагать, шо это профанация.

Ривка возмущенно засопела. Йося положил руку другу на плечо.
- Додик, не тошни мадам на нервы. Если эта твоя эрудиция не перестает бить тебе в голову, - тихо заметил он, - То нежные формы мадам Ривы в грубой форме устроят тебе профанацию между там прямо среди здесь. Как тибе кажется?
- Банан вам, - спокойно ответил тот, - Профанация и есть - делать за башли то, шо душа желает делать за голую любовь.
- Та боже мой, Додик! - Ривка даже привстала от воодушевления, - Сделайте доброе дело за здорово живешь, если это таки да успокоит ваше чувство прекрасного. Или вы наоборот хочете море любви?
- Он таки хочет, - усмехнулся Беня, устремляя взгляд в небо, - Но он таки помнит, шо за вашей незабываемой спиной, мадам Рива, стоит одной приличной репутации и пяти удачных браков, которых никому не удалось пережить. Не зовите миня большей Беней, если в вашем редком случае здорово живешь моментально тонет в этом вашем море любви, как шлимазл на лимане в час отлива.
- Знаете шо, пан Беня? - Ривка закусила губу, - Можете хохотаться до зеленых веников, но шоб вы себе знали.. если мой сейф уже завтра даст вам дулю, вы и ваши гаврики можете кусать себе свои локти на брудершафт. А я окажусь на панели, где вам, Додик, уж точно не светит на шару. 
- Слушайте, из вас Софокл, как из миня царица Тамар, - пожал плечами Додик.
- Я сделаю это дело, мадам Рива, - Беня впервые посмотрел на женщину, - Я сделаю его так, шо вы будете плакать от радости и целовать мине руки.
- Пан Беня, не дайте сдохнуть через любопытство, поделитесь своих планов! - заломила руки Ривка, - Видит бог и ваших этих двух свидетелей, шо я готова на всё за ради нашего с вами гешефта.
- Ша, мадам Рива, - Беня встал с лежака, показывая, что разговор закончен, - Будем считать, шо я дал вам понять, а вы схватили на лету и тикаете с наваром. Гарантирую главное - этот день ещё не выйдет на нет, а контора Моти уже таки да.

Когда Ривка удалилась, Додик обратился к Бене:
- Так мы ломим эту контору? Или делаем морду "а шо такое" и тыняемся дальше? Или ты видишь других вариантов? 
- Как поимела выразиться Ривка.. я вижу "двух этих свидетелей", - Беня весело поглядел на товарищей, - И придумал чудный фильдеперс. Налёта не будет. Я просто сделаю визит до этого пуцера и выложу таких предложений, шо отказать станет ему полный шванц для здоровья.  А вы сейчас ходите до ресторации мадам Дины и назначайте банкет.
- За шо гуляем, я таки цикавый? - спросил Йося, - Тоже мине было б шо отмечать...

Додик подмигнул несообразительному другу.
- Шоб я так жил, Йося, как запахло Мендельсона и газ-урагана.
- Таки вот именно, - кивнул Беня, - Сегодня вечером мадам Рива выйдет замуж за этого чиканутого Мотю. Нам всяко-разно сплошной профит, так нехай себе победит сильнейший.

0

33

ALF написал(а):

если я, чисто теоретически,  притащу сюда свое настроение и впечатления, то вы все передохнете от ужаса. засим далее постараюсь помалкивать в этой теме. но ваши графорадости весьма интересны.

Неси!  Мы прочитаем, и поймем, как нам хорошо  http://forumfiles.ru/files/0012/55/22/11030.gif :D

0

34

Умная Киса спасибо тебе за ветку, не передать - какое наслаждение :)

0

35

Шерон Стоун написал(а):

про Туречика надо!!!!


Как же без Турецкого?:) Только я методом случайного тыка.

http://aspida.livejournal.com/1073867.html

:: Без дверей ::

Вот так вот, знаешь, я ходил, смотрел попробовал везде, и думаю, что лучше. Ломали всякое-то плохо, а стало как-то хорошо, не знаю, как случилось. Зато дверей всех унесли, туда, совсем и пусть — круглей ходить везде теперь, и не мешают, и ночью снова не вокруг идти, как если захотел поесть, а прямо. Такое можно, чтобы сразу стало, но делать плохо, всё равно — приходят всякие шуметь, не знаю, кто такие. За всеми надо посмотреть, такое как успеть, давай уже всё хорошо, не будем больше? А то и даже и замёрс, бывало.

А самое вот тут теперь как надо — была как дверь, а стало всё окном. Хорошего придумал. Смотри же, интересней так, когда вот это видно всё, а было што не видно? И сразу можно замечать, кто если лазить набалкон пришёл, а мы бы и не знали. А если всё темно уже, и сбоку сесть туда смотреть, то видно как другой кошак чего задумал. Там как у нас везде, в дому, хитрее только, как будто тоже ничего, но тут же лучше, другой кошак же там живёт, а тут хороший. То я ево и послежу, чтоб к нам не лазил, раз видно ловко всё теперь. Он тоже смотрит там себе, на миску как пойду поесть, так лезет следом, наверно, сбоку есть своих, не видно только.

Таких бы можно бы везде, чтоб только окна — ходить же лазить всё равно, а видно лучше, и если кто когда пришёл, то ты и знаешь, что если ето злох какой, то пусть уходит, а если кто хороший вдрук, то я не знаю.

Раз без закрытого никак, то пусть окошки, в них лучше можно посмотреть, и если птички.

И очень для котов.

0

36

Чили написал(а):

не передать - какое наслаждение

Сама наслаждаюсь. Дела заброшены, даже поесть некогда. Читаю!

0

37

http://aspida.livejournal.com/1072048.html

:: Хитрошубие ::

А мог бы ты бы, например, бы мне немного шубу починить? Я нет, не гладить же совсем хочусь, а вовсе и чуть-чуть, за ухом де, или в спине, проверить — вдруг дырочки сидят, ну или я не знаю, что-то плохо? Я, знаешь, мыл вчера её, предолго и два раза, што даже и заел чуть-чуть, и вдрук дыряв теперь, давай скорей проверим? Как если вдруг сломалась бы, то сразу и увидеть — и чинить скорей, я думаю, уже пора. Давай? Мне очень кажется, что так. Ещё я сильно навалялся на полу, вдруг прохудился сбоку, и тоже дырочки теперь, пока поспал, настали? А починить и очень и лехко — навзять вот так котов, и в шубу позалезть щипом, и если дырочка могла бы де-то быть, то мазать много рядом, а просто так, рукой, и раз, а дырочки и нет, и даже не заметил — была, и слиплась сразу вся. Вот так вот просто делай, как будто бы чинить, и всё и вот. И ето не как гладить, а всякое лечил, тому потом и гладить можно тоже, уже не вместе, а к тому ещё.

Или чесами можно тоже, немного если, и грызáть не будут. Не очень-то, получше бы рукою, но инокда и так. Немношко я бы да. Ты только сильно ими не копай, которая вот эта, например, же сильная чеса, назад всю шубу тянет вбок, и тóнкает её. Наест себе кусков, возьмёт, набросит сбоку, валяется довольная потом, а ето же моя, и я её ращал, носил и спал и вымыл. И хитрым всю не дам. Ты последи, смотри, за нею хорошо.

***
Тут что-то я ходил теперь, и знаешь, мне чеса, мне кажется, вот тут вот прохудила. Потрогай тут, в спине, и рядом там ещё, не очень тонко стало?

Ты чинишь хорошо, тому я и пришёл. Не сам, а из-за шубы.

+1

38

Не самое лучшее... Но зато свежее :)

Равные права

http://alex-aka-jj.livejournal.com/

Луч солнца пробился сквозь дырявую медвежью шкуру, прикрывавшую вход в пещеру, и осветил лицо спящей Ры. Она завозилась, потерла нос грязным кулачком, потом чихнула и проснулась.

— М-м-м! — сказала Ры.

Никто не отозвался. Ры потянулась и выбралась из-под шкур. Прошлепав босыми пятками по земляному полу, она пересекла пещеру и взяла с пола высушенную тыкву с водой. Тщательно обнюхала, и лишь затем сделала глоток. В пещере шамана — это она усвоила первым делом — никогда не следовало пить из тыквы, если не уверена, что именно в ней находится.

Утолив жажду, Ры выбралась из пещеры наружу.

Шаман сидел на большом камне, подставив голую мохнатую спину первым лучам восходящего солнца. В руках у него была костяная фигурка, которую он неторопливо ковырял кремневым ножом.

— А вот и ты, — сказала Ры.

Шаман кивнул ей.

— Доброе утро, красивая Ры, — сказал он. — Шкура енота тебе очень идет.

Ры смущенно захихикала и принялась кокетливо чесаться под набедренной повязкой.

— Почему тебе не спится? — спросил шаман. — Еще рано. Можно еще поспать.

Ры ткнула пальцем в небо.

— Солнце, — объяснила она. — В глаза лезет. Плохо спать. И еще мне надо за кусты.

Она скрылась в кустарнике. Шаман проводил ее задумчивым взглядом, потом поднялся и ушел в пещеру. Через минуту он появился снова, держа в руках кусок лохматой шкуры. Усевшись на камень, шаман принялся кромсать шкуру кремневым ножом.

— А вот и я, — бодро объявила Ры, выбираясь из кустов. — Что это у тебя?

— Иди сюда, — скомандовал шаман.

В руках у него была длинная и узкая полоса, отрезанная от шкуры. Шаман повязал ее вокруг головы Ры.

— Вот, — сказал он. — Называется «повязка». Надеваешь на глаза, и солнца не видно. Снимаешь — снова видно.

Ры осторожно сдвинула повязку на лоб и уставилась на солнце.

— Видно! — воскликнула она. Потом снова натянула шкуру на глаза. — Не видно! Вот это да!

— Кстати, — заметил шаман, — днем можно носить ее на лбу. Симпатично выглядит.

Ры выглянула из-под повязки, глаза ее светились.

— Смотри, шаман! Я тебя вижу! А теперь… теперь не вижу! Послушай, это так здорово, сейчас день, а темно, будто ночью. Я тебя совсем не вижу, ни капельки! А ты меня видишь?.. Какая хорошая штука! Она красивая?

— Тебе идет, — подтвердил шаман.

Ры шарила перед собой руками, пытаясь вслепую найти шамана.

— Шаман! — позвала она. — Ты где? Давай, будто сейчас ночь и я пытаюсь тебя поймать. А ты убегай.

— Гениально, — пробормотал шаман. — Ры!

Ры подняла повязку на лоб.

— Что?

— Я только что придумал новую игру.

— О-о! — восхищенно выдохнула Ры. — Пойдем скорее в пещеру!

— Да нет же, — покачал головой шаман. — Это другая игра. Тебе понравится. Мы наденем тебе повязку, а я…

Договорить он не успел. Со стороны тропинки послышались шаги и шум, и не прошло и минуты, как на узкую площадку перед пещерой ввалились два десятка человек.

— Шаман! — позвал вождь Угу. — Шаман, нам нужен твой совет.

— Я не сомневался ни секунды, — мрачно отозвался шаман.

Он опустился на свой камень и уставился на пришедших. Ры уселась рядом с ним прямо на траву, с любопытством поглядывая то на шамана, то на вождя. Вождь откашлялся.

— Знаешь Вуха, шаман? — спросил он. — Ну, Вух, такой молодой паренек, он еще…

— Знаю, — сказал шаман.

— Он такой невысокий, худой…

— Знаю.

Угу пожевал губами.

— Тут такое дело…

— Да дубинкой надо побить! — крикнул из толпы старый Уна. — И дело с концом!

— Точно, точно! Чтобы не повадно! — поддержал его кто-то из задних рядов.

— Себя тресни дубиной по башке! — взвизгнула толстуха Заза. — Старый козел!

— А ну, тихо! — рявкнул Угу. — Кто тут вождь?

Уна и Заза притихли.

— Так вот, — продолжил Угу. — Сегодня оказалось, что этот Вух… Что он… Ну, как бы… Это…

— Не мужик! — выкрикнул кто-то сзади.

— Да какое там «не мужик»! — вскипел Уна. — Он вообще женщина!

— Тихо там! — крикнул Угу. — В общем, да, шаман… Этот Вух… Ты знаешь, он пришел в племя месяц назад, и мы его приняли, как своего. Разрешили ему жить в пещерах, и охотиться с нами. А сегодня оказалось, что он… Ну, это…

— Я знаю, — кивнул шаман. — Вух — девушка. Продолжай.

— Ты знал? — удивился Угу. Племя начало удивленно переглядываться.

— Конечно, — шаман небрежно дернул плечом. — Элементарная наблюдательность.

— Чего?..

— Это дух такой, — сказал шаман. — Он мне много чего рассказывает. Характерная форма бедер, отсутствие волосяного покрова на теле…

— Чего?

— Я говорю: у Вух попа, как у женщины, и волос на теле совсем нет. Тембр голоса, опять же…

Вождь нахмурился.

— Кроме того, — шаман почесал бородку, — у Вух есть груди. Небольшие, но все же есть. Трудно не заметить.

— Мы думали, он просто красивый, — смущенно сказал Угу. — А оказалось, он врал, что он мужчина. Потому что на самом деле, шаман, он, это самое…

— А еще, — добавил шаман, — когда ветер раздувает набедренную повязку Вуха, то сразу видно…

Угу закивал.

— Это все так, — признал он. — Но откуда нам было знать, что он врет? Мы ему поверили. Мужчинам можно верить. Мы думали, он мужчина. А оказалось…

— Ладно, я понял, — перебил его шаман. — И какие у вас возникли затруднения в связи с гендерной принадлежностью Вуха?

— Э-э-э, — сказал Угу. — Чего?

— Я говорю: чем он вам мешает? Ну, то есть — она? Хочет девчонка ходить на охоту с мужчинами — ну и пусть ходит.

— А вот взять, да дубинкой по черепу! — снова закричал старый Уна, потрясая сухими кулачками. — И скинуть в овраг! Чтоб не врала!

На солнце набежало облако. Шаман обернулся и посмотрел на небо.

— Ну вот, — небрежно сказал он. — Рассердил духов, дурак.

Чей-то кулак въехал в ухо Уны.

— А ну сядь тихо! — прикрикнули на старика из толпы. — Не серди духов.

Уна угрюмо замолчал.

— Не женское это дело, на охоту ходить, — принялся объяснять Угу. — Женщины, они это… Корешки собирают, ягоды. Мясо варят. Ну, всякое такое. Не знаю я. А на охоту ходят мужчины. А женщинам нельзя на охоту.

— Чего «нельзя»!? Кто это сказал, что нельзя? — закричала Заза. — Вух хороший охотник, кому какое дело, что она не мужчина! Она, может, лучше вас охотиться умеет!

— А вот и не лучше! — огрызнулся вождь. — Не лучше! Не лучше!

— Да она вчера подстрелила трех зайцев и косулю! — парировала Заза. — А ты сам-то сколько добыл? А, вождь?..

Угу густо покраснел.

— А я говорю, — гневно начал он, — женщина не может охотиться лучше, чем мужчина! У нее это… Она… Не умеет она! Вот!

— Весомый аргумент, — кивнул шаман.

— И вообще! — запальчиво сказал вождь. — Сегодня она хочет охотиться, а завтра она захочет плясать у костра вместе с мужчинами! Или петь мужские песни! Или, к примеру… Ну, не знаю… Вождем племени стать! А?

Мужчины загудели. Уна сплюнул.

— Да уж получше будет вождь, чем ты, — сказала Заза. — И посильнее.

Вождь шумно засопел.

— Все ясно, — громко сказал шаман. — По-моему, я знаю, в чем дело. Вождь! Пусть приведут эту Вух ко мне. Только не бить, понятно?

— Понятно, — кивнул Угу. — Вообще-то, мы это… Мы уже…

Он сделал руками знак, и толпа расступилась. Двое мужчин держали под мышки связанную по рукам и ногам хмурую Вух.

— Очаровательно, — сказал шаман. — Кто придумал связать?

Угу гордо выпятил грудь.

— Это я, — сказал он. — Она это, не хотела с нами идти, дралась. Четверым синяки поставила.

Шаман приподнял бровь.

— Умница, девочка, — пробормотал он.

Он приблизился к Вух, кремневым ножом перерезал веревку на руках. Вух тут же двинула локтем одному из мужчин, державших ее. Шаман вручил ей нож.

— Узнаю этот взгляд, — сказал он. — Лучше отпустите ее.

Мужчины отпустили Вух. Она тотчас уселась посреди тропинки и принялась ловко разрезать веревки, опутывавшие ее лодыжки. Шаман тем временем прошелся вдоль толпы соплеменников.

— Редкостный конгломерат олухов, — заключил он. Подняв глаза к небу, он на минуту задумался. — Не хотелось навязывать этот вздор, но для благого дела…

Он еще немного помолчал, а потом спросил:

— Помните, месяц назад Гырга задрал медведь?

Мужчины закивали, все помнили Гырга. Гырг сломал слишком много ребер и выбил слишком много зубов, чтобы его можно было легко забыть.

— Так вот, — продолжил шаман. — Дух Гырга вернулся. Иногда такое бывает. Дух Гырга… ну, не знаю, бродил, бродил, и случайно вселился в тело этой девушки, Вух. Так что Вух — только с виду женщина. А на самом деле она — мужчина.

Племя потрясенно молчало. Вух тоже перестала пилить веревку и недоверчиво смотрела на шамана, приоткрыв рот. Шаман кивнул вождю.

— Понятно?

Вождь хмурил брови, вращал глазами, открывал и закрывал рот. Новые идеи с трудом находили себе место под его узким лбом.

— Вот поэтому Вух — то есть, Гырг, — может охотиться вместе с мужчинами, — заключил шаман. — Ну, и остальное тоже. Пляски у костра и все такое.

Старый Уна первым нарушил молчание.

— А раньше-то он, вроде, похуже выглядел, — сказал он.

И пожевав губами, добавил:

— С грудями гораздо лучше.

Племя одобрительно загудело, все разделяли мнение Уны. Шаман взмахнул руками.

— А теперь все оставьте нас, — крикнул он. — Попрошу всех покинуть… В общем, уходите. Сейчас мне нужно провести кое-какие ритуалы, чтобы Гырг вспомнил свою прежнюю жизнь.

Через четверть часа ему удалось вытолкать с тропинки последних любопытных соплеменников. Шаман вернулся к пещере и обнаружил на траве у входа Ры. Рядом сидела Вух.

— Надеваешь вот так, на глаза, — объясняла ей Ры, — и солнца не видно. Потом снимаешь… Вот, попробуй сама.

Шаман уселся на свой камень.

— Насколько я понимаю, — сказал он, — Собирание ягод и кореньев тебя не прельщает.

Вух шмыгнула носом.

— Просто хочу охотиться со всеми, — сказала она. — Я же ничего такого…

— Понимаю, — кивнул шаман. — Но к концепции равноправия полов у нас пока не готовы. Так что если хочешь продолжать ходить на охоту, придется тебе поддержать мой маленький спектакль. Говори всем, что в прошлой жизни тебя звали Гырг, и тебе дадут карт-бланш.

— Я сама могу подстрелить себе каблаш! — вздернула нос Вух. — Не нужно мне ничего давать. Я сама топор вытесала, и лук сама смастерила. Я все умею не хуже мужчин! Я сама…

Шаман взмахом руки прервал ее.

— Понял, понял, — сказал он. — В общем, так. Поживешь пару дней в нашей пещере, я расскажу тебе, кто такой был Гырг. Если потом будут чересчур приставать с расспросами — бей в глаз. Гырг всегда так делал.

— Он умный, — встряла в разговор Ры. — Очень умный. Ты его слушайся. Если будешь хорошо себя вести, я попрошу его сделать для тебя повязку. Будешь красивая, как я.

Она придвинулась по траве к шаману и привалилась к его боку.

— А знаешь, что самое лучшее в равноправии? — спросил шаман.

Ры отрицательно покачала головой.

— То, что у некоторых к нему врожденный иммунитет.

Шаман положил руку ей на плечи и притянул ее к себе.

— И это хорошо, — сказал он.

+1

39

Petrova SM
Мачехины дочки

Росли, росли доченьки. Ясные глазки. Шелковые косички. Умненькие такие доченьки и ласковые. Круглые отличницы до четвертого класса. Мамина радость, папина гордость.
И вдруг, раз, и выросли из них Мачехины дочки. За одно лето. Без Золушкиных комплексов, вообще без всяких комплексов. Телевидение что ли виновато? Или пионерлагерь?
Учебу забросили. Целый день у компьютера сидят, пальцем тычут в клавиши и придушенно хихикают. Папа не выдержал, заглянул, любопытно стало, чем это Мачехины дочки целый день занимаются. Прочитал.
– Вы клевые киски.
– Ты такой лапочка.
– А какие у вас сиськи?
Папа пошел в милицию и разрешение на оружие получил, чтобы этого лапочку из ружья застрелить. Но мама разрешение из кармана выкрала и уничтожила. Ну, разве не дура?
И вот в обычной семье происходит типичный конфликт поколений. Лобовое, как бы столкновение. Это когда младшее поколение может, но не хочет жить по старому, а старшее хочет, но уже, из-за этого младшего, совсем не может.
Дочки волосы в такой цвет выкрасили: не каждый клоун решится. Лица штукатурят, как опытные маляры: побелку в три слоя кладут.
Краситься друг другу помогают: глаза рисуют, брови выдергивают, а родители, вот чудаки, боялись, что дочки, когда вырастут, дружить не будут. Вон как подружились. Водой не разлить.
Папа, как-то раз, в сердцах из ведра водой шарахнул, всю косметику с тумбочки волной смыл. Ну и что? Разве это помогло? Дружба после этого шторма только крепче стала. Против папы стали дружить. Он, оказывается, им не добра желает, а теперь их злейший враг. Неужели, и королю Лиру так обидно было? Выходит, нет ничего нового в подобном отношении дочек к папе? Все в рамках шекспировского сюжета. Классика.
Мачехины дочки в ванной по нескольку часов сидят, плещутся по очереди, а потом по квартире ходят в одном полотенце и то на голове. Музыка целый день орет, маме с папой пришлось пальцевую азбуку выучить, чтоб хоть как то в этом оре разговаривать.
Папа у мамы на пальцах спрашивает:
– Может, в роддоме девок подменили, а ты, мать, не заметила? Какие-то не наши. Подменыши. Или вообще не мои, а? Помнишь, я сына хотел?
Мама на пальцах, но уже грубее отвечает:
– Твои, твои. Только от тебя такие и могли получиться.
Папа хотел маме в глаз дать, но воспитание не позволило. Только замахнулся по воздуху. Потом об косяк кулаком стукнул и обозвал дурой набитой. Давно хотел ей это откровенно сказать, сразу на душе полегчало. Мама заплакала горькими слезами, очень ее папа этими злыми словами обидел, лучше бы в глаз дал.
Ад продолжается.
Папа и мама то за сердце, то за голову хватаются. Папа всего Корнея Чуковского перечитал, может там таится корень зла, а он проглядел, с детства души дочерей опасным чтивом калечил. Но нет, все в порядке у детского классика.
Мачехины дочки на своих родителей злятся. Ненормальные предки нормально жить не дают: мешают личному счастью. В пятницу вечером, когда возле клуба самая дичь, самая охота из дома не отпускают. Непонятно чего боятся. Телевизор меньше смотреть надо.
А папа как увидел на младшей ажурные колготки, так от нервов весь чесаться начал, младенческий дерматит обострился. Мама к колготкам спокойнее отнеслась: сама такие хотела.
Дочки одеваются на свои гулянки, как дрессировщицы болонок в цирке. Косметики и блесток столько, чтобы из дальних рядов зритель видел. А оставшиеся вещи по квартире разбрасывают. Вчера папа лифчик с люстры шваброй снял, сегодня мама трусы из салатницы вынула. Салатница это разве место для трусов? В салатнице салат оливье с майонезом «Кальве» с вечера для гостей приготовлен. Зачем сверху майонеза еще и трусы класть? Стринги эти.
Мачехины дочки на любое робкое замечание, грубость скажут, в свою комнату уйдут и так дверью хлопнут, что обои от стен отклеиваются. Музыку врубят на полную громкость. Заглушают муки совести и вопли родителей. Одна польза от этой какофонии: тараканы одномоментно всем стадом снялись и ушли куда-то. Может, как лемминги, в окно девятого этажа выбросились. Решили: лучше сразу сдохнуть, чем в такой грязи и среди непрерывного крика жить. У мамы гипертония, у папы нервный тик и приступы неконтролируемого бешенства, которые не поддается медикаментозному лечению коктейлем из валерьянки и пустырника. Во время последнего такого приступа папа ворвался в комнату к дочкам и стереосистему вместе с музыкой в окно вслед за тараканами вышвырнул. А если бы там под окном невинный человек проходил? Папа как-то об этом не успел подумать. Но на этот раз обошлось. Только «бум» и затем полная тишина.
Мама решила с мачехиными дочками по душам поговорить. Все ж свои, родные. Стала объяснять, что принцы они такие: гуляют с Мачехиными дочками, а женятся на Золушках. Нужно быть скромнее, помогать родителям, краситься поменьше… уроки за прошлую четверть неплохо бы сделать… А там глядишь…
Дочки заржали, как кони на выгоне.
– Мама! Никаких Золушек уже в шестом классе нет. Разве что твой придурочный принц на малолетке решит жениться. Из четвертого А.
Папа при разговоре тайно присутствовал. За дверью. Он вошел некстати и трагическим голосом воскликнул:
– Я все понял! Это питание из супермаркетов виновато! Производители колбасу из сои генномодифицированной делают, а бройлеров гормонами накачивают, чтоб сверхприбыль получать. Поэтому твои дочки такие и выросли: курицы глупые с цыплячьими мозгами.
– На себя посмотри! – папе дочки сказали, а мама промолчала, в знак согласия.
– Убью! – папа ремень из брюк трясущимися руками стал вытаскивать.
Мама смотрит на него, как овца перед Рамаданом. Курдюком от ужаса трясет.
Папа в одной руке ремень держит, а другой штаны подтягивает.
Мачехины дочки струхнули, очень уж папа страшный стал, как перед окончательным ударом. Ремнем отлупит и копыта отбросит. Что тогда делать?
– Папочка! Не бей! Не надо! – обе две закричали.
Мама курдюком трясти перестала расхрабрилась и тоже кричит:
– Детей не трогай!
Руки крестом раскинула, своим телом окно закрывает. Шторку ветром раздувает. Прямо, как в кино.
– Дура набитая!
Папа плюнул и ушел. Что ему, больше всех надо? Дверью так, в сердцах, шарахнул, что ее заклинило. Слесаря пришлось вызывать.
Дочки затихли, переглядываются, лица опухшие, зареванные, тушь по щекам течет, не поймут дурочки: а в чем собственно дело?
Мама их к груди прижала. Пожалела, как смогла.
– Родненькие мои. Доченьки.
– Мамочка. Миленькая.
Рыдают в три голоса. Родственницы.
– Пусть бы, и, правда, принц хоть какой-нибудь нашелся и породу эту толстомордую улучшил, – папа подумал, когда слесарь дверь расклинил, и перед ними предстал этот безобразный расхристанный сюр.

0

40

Екатерина Великина
http://katechkina.livejournal.com/

"Фитнесс на склоне лет"

Я, конечно, стараюсь не поддаваться массовой истерии по поводу плоских животов и подтянутых поп – все во мне прекрасно и так, а сила моего неземного обаяния отвлекает от возможных мелких недостатков. Однако весна есть весна, за весной придет лето с купальниками и прочими неприятными голыми животами, посему я собрала попу в кулак, выдохнула и приняла волевое решение записаться на «Силовую тренировку на все группы мышц с элементами степа. Рекомендуется для любого уровня подготовки». Это очень хорошо, что для любого уровня – я, конечно, спортсменка бывалая, в прошлом году три дня приседания по утрам делала, и у меня гантели дверь в комнату подпирают, но все-таки начать надо с чего-нибудь попроще. А потом как пойду в тренажерный зал, как покроюсь кубиками, как стану одним сплошным клубком мышц!
Ничто не предвещало беды – тети разной комплекции в просторном зале, похожие на гробики для карликов степ-платформы, ритмичная музыка, тренерши нет пока. Вспомнив, что перед тренировкой спортсмены разминаются, я с сосредоточенным лицом попрыгала, повертела головой и всячески показала присутствующим клушам, что их посетила фитнес-фанатка, которая знает, что и как! Так, ну где там уже тренер? Чего вапще такое, я не поняла?..

Прискакала тренерша – маленькая накачанная женщина:

- Вы в первый раз? Будет тяжело – передохните. Поехали!

Пять минут, полет нормальный! Здорово скакать под музыку – чего я сюда раньше не пришла? Надо спортом заниматься, даешь здоровый образ жизни!

Семь минут, полет нормальный, но внутри нарастает недоумение – это что, все 50 минут в таком темпе будут?
Десять минут, полет так себе. Вокруг меня двадцать женщин с лицами убийц машут ногами и долбят в платформу – что там слон по сравнению с батальоном мрачных теток, решивших привести себя в порядок!

Двенадцать минут, недоумение крепнет. Тетка-тренер даже не порозовела:

- Еще активнее! Мах, степ, захлест! Еще четыре раза, не снижаем темпа!

Пятнадцать минут – я сейчас лопну с брызгами и испачкаю вам зал. Или у меня нога на очередном замахе оторвется. Поняла, почему остальные бабы так долбят в степ-платформы, я свою тоже возненавидела: получи, гадская штука, вот тебе, и снова! Чтоб ты сломалась, к чертовой матери!
Двадцать минут, берем коврики, сейчас будет комплекс на пресс. Ну, слава богу, хоть не скакать, а то меня укачало и рожа с нашим знаменем цвета одного – местами синяя, местами красная, и пара белых пятен.

Двадцать две минуты: мама! Верните степ-платформы, я хочу умереть в движении, а не в позе рака-эпилептика! Я не могу закинуть ноги за голову силой мышц пресса. У меня там нет мышц, у меня там завтрак и нервы.

Двадцать пять минут: кто пукнул? Упражнения на пресс не проходят даром… Белорусские партизаны могли пытать пленных фрицев скручиванием – после 15-го раза я готова рассказать все секреты вселенной.

- Не халявим! Кто хочет с голым животиком летом ходить? Работаем!
Если я сейчас умру, то голый животик летом меня волновать будет мало – тихо сползаю на пол и дышу в проход. В зеркале отражаются попы всех цветов и размеров и рожи одного цвета – малинового, выражение лиц все такое же мрачное – антицеллюлитный джихад.
Тридцать минут: группа похожа на отряд зомби – пошатывающиеся фигуры в полуприсяде, растрепанные волосы и горящие священной мыслью глаза. Простите, но я не могу в такую позу свернуться, у меня ноги растут в противоположном направлении. И вряд ли смогу в этой жизни…И так я тоже не могу сделать, это, в конце концов, просто неприлично! Надо как-то незаметно отщипнуть кусочек от тренерши и сдать на анализ – она резиновая, нормальный человек в такие узлы завязаться не сможет.
Тридцать пять минут: конечно, почему бы не поотжиматься напоследок? Мое тело притворяется дрожащей тряпочкой и отказывается принимать любые положения, кроме сугубо горизонтального.

- Так, девушки, отжимаемся на платформе, касаемся ее грудью – кто коснется, у того грудь красивая!

Я коснулась грудью платформы практически сразу и так и осталась лежать – это считается или нет?
Сорок минут: я не могу так сесть, у меня так ноги не гнутся! Достать мизинцем руки до мизинца ноги в такой позе? Это утопия. Что вы делаете?! Прекратите ломать мне тело! Какая сильная баба-тренер, такая маленькая и такая жестокая! Фашистка! Я так не сложусь, я из цельного куска дерева сделана, аааа! Стойте, не уходите! Разложите меня обратно немедленно, я сама не распрямлюсь, и в машину такой раскорякой не влезу!

Сорок пять минут: очень хочется спрятаться за степ-платформу. Я умру в муках прямо на финальной растяжке – порвусь пополам на счет «три». Простите меня все за всё! Иии….хрясь!
Пятьдесят минут: кто-то добрый собрал меня в кучу и откатил к стенке. Занятие окончено, нас ждут через два дня. Ждите… Але, муж? Приезжай и забирай мои останки. Господи, как плохо!..

Утро: ыыыыы….. Господи, вчера мне было хорошо, ПЛОХО мне сегодня! Такое ощущение, что я спала в работающей бетономешалке – я могу шевелить только глазами. Принесите мое завещание, я перепишу абонемент на нелюбимую троюродную сестру! Муж, запомни меня молодой и красивой – сейчас я буду вставать на работу и умру в процессе одевания трусов…
Ыыыыы… чертово лето, еще не началось, а уже так плохо!

Отредактировано Тесьма (06-07-2013 22:04:35)

0

41

http://dobraya-veda.livejournal.com/45948.html

одной семье повезло с котом

он достался им совершенно бесплатно, уже взрослым.
ни тебе бессонных ночей над колыбелькой, ни режущихся зубов,
ни педиатров, ни прочих приложений к взрослению.
один целый незамутненный воспитанием кот.

семья умилилась, восторженно поохала и назвала кота Боренькой.
раза четыре.
а потом стало как-то не до того.

отличительной особенностью этого кота была бездонность.
кот жрал.
в максимальном смысле слова.
как будто не для себя одного жрал, а для всей кризисной Греции в придачу.

пёр по кухне полосатым танком, отодвигая детей от стола вместе с табуретками.
молотил бойкой мясорубкой и свое, и найденное, и спёртое.
не пропускал мимо даже комаров - ловил и жрал с мордой гурмана.

попробовали кормить Бореньку в два раза больше.
кот благодарно переваривал, курчавился, крепчал и тырил в два раза интенсивнее.
при этом из кота счастливо мурлыкало басом что-то похожее на "Жизнь удалась, мляу!"

когда Боренька тихо, на цырлах уволок кило замороженного фарша
и сточил его за шторой в спальне, не размораживая и вместе с упаковкой,
стало понятно, что с именем для своей оборзелой лошади семья промахнулась.
( Collapse )

так Боренька стал Бо́рзелем.
по версии главы семьи кота стали звать намного более нецензурно,
но с сохранением общего смысла - "тыохренел!".

Борзель одинаково азартно тырил со стола и колбасу, и лимоны.
за ужином практически залезал растопыренной лапой в рот хозяину
и этой лапой вынимал из хозяина оливье.
всасывал жарящиеся котлеты прямо со сковороды.
в полете отковыривал шпингалет на кухонной двери и крышки с кастрюль.
семья с трепетом ждала, когда этот медвежатник вскроет холодильник.

на второй месяц кот осознал: всё, что падает на пол,
в силу человеческой жабы становится его едой по умолчанию.
бдительная семья сразу стала намного реже ронять еду
и даже научилась эквилибристически ловить всё падающее
в сантиметре от пола.

эту проблему кот решил прыжками на стол, всеми четырьмя лапами в тарелку,
одним движением переводя еду в категорию корма без участия пола.

если в тарелке в это время был борщ, Борзель игруче плескался в нем,
а потом облизывал всё и всех вокруг до стерильной чистоты.

однажды ночью глава семьи столкнулся с Борзелем в коридоре.
тот нес в зубах батон и думал, куда его выгоднее вложить.
в шкаф или под диван.
думать об инвестиции помешал мат свыше.
когда хозяин попытался оторвать батон от кота, выяснилось,
что они срослись в районе горбушки и расставаться не хотят.
кто-то из них двоих мужчину даже обшипел.

в конце концов всем стало казаться, что кот плотоядно косится на бабушку.
а главе семьи - что он работает на еду для кота и успокоительные для остальных.

посоветовались с интернетом.
поисковик на запрос "кот охренел ворует и жрет" сразу выдал
фото Борзеля с волочащимися следом шестью метрами чужих сосисок,
а ниже - ссылки с советами про борьбу.

например, про брызгание в жрущего кота неприятно мокрой водой
и кидание в него же металлической баночки с гремящими монетами.
по версии специалистов брызги и шум не нравятся котам настолько,
что они сразу перевоспитываются.
некоторые аж книксены делать начинают.

но очень важно брызгать и кидать незаметно, чтобы кот не понял, кто пакостит,
и не отшлёпал вас укоризненно украденной у вас же куриной лапой.

Борзель, конечно, не заметил, кто брызгал.
был занят.
но воде обрадовался.
надо же было чем-то запивать только что упоротую котлету.
а грохота баночки с монетами очень испугалась бабушка,
пришлось и на нее слегка побрызгать из пульверизатора.
кот же отодвинул баночку от котлеты мордой
и продолжил жрать в том же темпе.

    на бабушку, кстати, методы подействовали.
    какое-то время она отказывалась от еды
    и вязания.

способ, заключающийся в установке по периметру кухни
датчиков движения и арбалетов с ядом, был отвергнут сразу.
из-за все той же бабушки.
решили по старинке оборонять территорию вокруг стола
метлой и меткими пинками.

Борзель сначала удивился,
потом хмыкнул, посмотрел на всех свысока
и с холодильника уронил в салат будильник...

    так впервые в мире будильник стал каплей.
    последней.

под скрежет когтей по металлу кот был оторван от мавзолея еды,
с трудом и матом дотащен за шкирку до двери и с еще бОльшим трудом и матом
запущен в открытый подъездный космос.
недалеко, не дальше коврика.
потому что нажрал себе себя до размеров карликового барана
и стал в придачу к бездонности еще и плохобросаем.

наконец, в доме наступили покой и постоянные котлеты.
бабушка опять начала вязать и есть.
глава семьи расслабился настолько, что позволил себе зимнюю рыбалку.
три дня идиллии пролетели быстро, как металлическая баночка через кухню.

на четвертый день за завтраком семье открылось зрелище,
по красоте и волнительности сравнимое с кенийским рассветом
и зарплатной ведомостью.

за окном на сетке со смерзшимся уловом,
качаясь от ветра и эмоций, висел Борзель.
висел и жрал.

только раз полоснул волевым взглядом по подавившейся семье
и продолжил выгрызать из рыбного камня рыбий хвост.

оторвать Борзеля от авоськи ни у кого не поднялась рука.
обнявшихся, их внесли на кухню и положили хором оттаивать в углу.
а сами смотрели на планомерное обтачивание восьми кило окуня
и неожиданно для себя умилялись до слёз.

ведь если вам повезло с котом,                                                              © dobraya_veda
то это навсегда.

    одной семье повезло с котом...

+1

42

http://greenarine.livejournal.com/120080.html
Василий Алибабаевич – великий умножитель

Сексуальное откровение нагрянуло к Василю Алибабаевичу в неполные восемь лет. В этом возрасте он был чист и неискушён, представительницам прекрасного пола предпочитал биониклы и прочие лего. Иногда, томимый внезапно нахлынувшими внутренними противоречиями, глумился над соседским котом Тортильей – страстно дёргал за усы. Был неоднократно мстительно поцарапан, вдоль и поперёк. Придумывал царапинам разные неуклюжие алиби.

Косорукая мать Василия Алибабаевича на объяснения сына не покупалась. При всей своей природной аутичности косорукая мать обладала удивительным качеством видеть сквозь стены. Ты ещё в шторы не успел высморкаться, а она тут как тут, орёт и ногами топает. Не мать, а инфракрасное излучение – неминуемое и необратимое. Ты ей честно рассказываешь, что по балконным перилам буквально только что пришёл Тортилья и давай сморкаться в шторы. На попытки вежливо объяснить, что такое поведение чистой воды моветон, исцарапал руки и был таков.
Но косорукую мать хрен проведёшь. Она сразу постановляет, что всё было совсем по-другому. Что Василий Алибабаевич сначала имел наглость выдрать коту усы, за что был вполне правомерно исцарапан. А так как у него моментальная аллергия на всякую волосатую живность, то следы преступления, то бишь обильные сопли на шторах – дело рук Василия Алибабаевича, а вовсе не кота!
Василий Алибабаевич выразительно сопел в ответ. С женщинами он предпочитал не спорить. Ни покоя от них, ни воли, один диктат и прочие ментальные надругательства!

Когда Василию Алибабаевичу было пять, у него случилась большая любовь, коварная блондинка Диана. Она держала под каблуком весь мужской состав детсадовской группы и вела себя, как настоящий восточный падишах – каждый день назначала любимым нового мальчика. Лишь однажды Диана изменила своим правилам и три дня подряд любила мальчика Серёжу. Заслужил он такую благосклонность рачительным отношением к продуктам. Например, банан ел в три приёма – сначала мякоть, потом кожуру, а на десерт – хвостик. Хвостик полагалось запивать большим стаканом воды, потому что всухомятку фиг проглотишь, даже если хорошо разжуёшь.

Василий Алибабаевич, движимый ревностью, попытался повторить подвиг Серёжи. Метил во вторые любимые мужья. Потерпел сокрушительное поражение, подавившись кожурой, был крепко осмеян Дианой.
Сдаваться Василий Алибабаевич не собирался, поэтому продолжил эксперименты дома. Но криворукая мать, черствое и бездушное создание, старания сына не оценила, отобрала кожуру и пригрозила дать по жопам. Чем окончательно расстроила планы сына по завоёвыванию сердца коварной Дианы.
-Да тьфу на вас,- решил Василий Алибабаевич и ушёл в аскезу.
Собирал биониклы, договаривался с либидо, как умел. Периодически, когда становилось совсем невмоготу, выдирал Тортилье усы и другие интимные причиндалы.

Однажды отцу Василия Алибабаевича партнёры по бизнесу преподнесли удивительный подарок – статуэтку занимающейся секасом индуистской божественной четы. Отец Василия Алибабаевича, несмотря на свой грозоточивый экстерьер и прочие маскулинные дела, очень щепетильный человек. Поэтому подарком был сильно заинтригован, но виду не подал. Когда тебе дарят двусмысленное крепкие иностранные мужики, нужно уметь не дрогнуть лицом. Иначе не так поймут.
-Как называется эта поза?- напустив на себя светский вид, полюбопытствовал он.
-Наштарабарамашкарвараяма!- последовал незамедлительный ответ.
-Оооо,- затрепетал отец Василия Алибабаевича. Повторять благоразумно не стал во избежание недоразумений. Повёз трофей домой.

Мать Василия Алибабаевича повела себя, как гендерная шовинистка. Сначала вдоволь поизмывалась над растерянным мужем, потом – над сомнительным мужским достоинством божества.
-Мам, а чего это ты так громко смеёшься?- засварливился уложенный спать Василий Алибабаевич.
-Где прятать будем?- мигом протрезвела мать.
-Сейчас придумаем,- успокоил её муж.
Какое-то время они рыскали по квартире в поисках укромного уголка, куда можно спрятать непотребство. Остановили свой выбор на самой верхней книжной полке. Задвинули статуэтку за шеститомник Бунина и легли спать.

-А чего это они делают?- ворвался на следующее утро в спальню Василий Алибабаевич, потрясая разобранной статуэткой индуистской божественной четы. В левой руке красовалась сидящая нараспашку богиня, в правой руке, соответственно, бог с восставшим, хм, естеством.
-Где ты это нашёл?- встрепенулись родители.
-За книгами. Так чего это они делают?
-Обнимаются,- пискнула косорукая мать и попыталась отобрать у сына статуэтку.
-А чего у него писюн такой?- не дрогнул Василий Алибабаевич.
-Пописать забыл,- крякнул отец.
-Вот если бы вы смотрели Нейшенл Джеографик, то знали бы, что они делают. Я, например, сразу догадался. Хотите вам скажу?
-Нуууу...
-Умножаются они, понятно? Спариваются. Скоро детки пойдут. Взрослые люди, а таких простых вещей не знаете!
И, хлопнув дверью, Василий Алибабаевич гордо удалился в свои апартаменты – ожидать божественного прибавления.

-Хочешь анекдот в тему?- вздохнул отец Василия Алибабаевича.
-Давай.
-Запись в дневнике семилетнего мальчика. "Вчера разговаривал с отцом о сексе. Дуб дубом".

Вот так Василий Алибабаевич избавил своих родителей от необходимости объяснять ему, каким образом получаются детки.
Каким-каким! Умножением, йолки(с)!

0

43

http://greenarine.livejournal.com/116683.html

Инструкция по выживанию при знакомстве с тестем

Я сейчас расскажу историю знакомства моего мужа с будущим тестем. Муж её называет «когда я поехал знакомиться с твоим отцом и выжил».

Вообще, поездку в Берд он запомнил на всю жизнь. Ехал туда в жутком волнении – мало ли как может отреагировать на него будущий тесть. Уезжал в жутком волнении – вдруг догонят и ещё выпить нальют!
Я же знала, куда его везу. Я его сразу предупредила:
-Запомни две вещи. Первая – тебя спросят, умеешь ли ты пить. Отвечай, что не умеешь.
-Почему?- обиделся муж.- Я вино пью, водку пью.
-Или ты делаешь, как я говорю, или мы никуда не едем!- встала руки в боки я.
-Ладно.
-Значит так, как только ты им ответишь, что не умеешь пить, они посмеются и скажут – ничего, научим. Понял?
-А если скажу, что умею пить?
-Если скажешь, что умеешь пить, они станут тебе доказывать, что не умеешь. И ты тогда в реанимацию попадёшь. Под капельницу.
-Ооо!
-Второе! Если тебя спросят, какую будешь водку, домашнюю или государственную, говори, что пьёшь только государственную. Ключевые слова – «только» и «государственная». Запомнил?
-Запомнил.

-Пить умеешь?- спросил папа, как только будущий зять переступил порог его дома.
-Нет,- пошла на опережение я.
-Да!- подвинул меня в сторону муж.
-Вся в свою мать,- кивнул в мою сторону отец.- Ладно, вы тут пока на стол накрывайте, а мы с твоим молодым человеком поедем к моим друзьям. Знакомиться.
-Юра!- выбежала из гостиной мама.
-Женщина, я знаю, что делаю,- остановил её властным жестом отец и погнал моего будущего мужа на смотрины.
-Да что же это такое!- запричитала мама.
-Сам виноват! Я предупреждала его не говорить, что пить умеет.
-А он сказал что умеет?- похолодела мама.
-Да.
-Куда они поехали?- высыпали в прихожую мои сёстры.
-Знакомиться с папиными друзьями,- заплакала мама.
Какое-то время сёстры окаменевшими Лотовыми жёнами глядели друг на друга.
-Бедный,- наконец очнулась Гаянэ.

Мужа привезли вечером. Он оказался крепким орешком – сопротивлялся, когда его затаскивали в квартиру, ставил блок дверной ручке и виртуозно матерился на нашем диалекте. Пытался покататься на трёхколесном велосипеде моего брата. Свалился головой вниз, да так и остался лежать, колёсами вверх. На попытки отобрать велосипед метко лягался.
-Настоящий мужик,- одобрил папа, пощупал пульс будущего зятя и поехал догуливать со своими друзьями приятный вечер.

Муж потом два дня отходил от смотрин. Лечил амнезию рассолом и куриным бульоном.
-Я им сразу сказал, что пью государственную водку! Их было шесть человек. Восемь – вместе со мной…
-Сначала мы поехали в ресторан. Там мы пили государственную водку. Играли в нарды. Или в шахматы. Шахматы – это когда кости кидают, да?
-Потом мы поехали к зубному технику Максиму. Там они пили кизиловку, а я – домашнюю водку. Странно, всем наливали из одной бутыли… И мне тоже…
-Потом мы поехали к Мише. Мне сказали, что у Миши – лучшая в мире тутовка, и если я её не попробую, то никогда себе этого не прощу. Я сказал – давайте! Они мне налили гранёный стакан. Больше ничего не помню…
Увозила я его из Берда через неделю. Он уже твёрдо стоял на ногах и не боялся откликаться на своё имя.

Через два года его французский друг решил жениться на мегрелке. Поехал знакомиться с будущим тестем. Взял моего мужа с собой. Муж, как стреляный воробей, сыпал инструкциями:
-Если спросят, что будешь пить, вино или водку, говори водку. Государственную.
-Пуркуа?- волновался французский друг.- Я привык к вину, я люблю и умею его пить!
-Хочешь выжить – соглашайся на водку!

Знакомство с будущим тестем французский друг до сих пор вспоминает с содроганием.
-Что будем пить?- улыбнулся тесть в усы.
-Государственную водку,- отрезал мой муж.
-Вино!- брякнул француз.
-Вино так вино,- кивнул тесть, вытащил двухлитровый рог, наполнил его до краёв вином и вручил будущему зятю,- пей!
Зять интеллигентно отхлебнул, закатил глаза:
-Мммм, какой тонкий букет! Куда поставить этот… хм… бокал?
-Ставь куда хочешь,- расхохотался будущий тесть.
Фишка в том, что рог нельзя поставить. Если его тебе вручили, то надо осушить до последней капли. Иначе будешь, как дурак, обниматься с ним весь вечер.
В общем, наш французский друг «бокал» осушил. И даже выжил. Муж рассказывал, что в какой-то момент он лезгинку рвался танцевать. Рухнул посреди танца в кому, и три дня, пока мегрельская родня гуляла знакомство с французским зятем, благоразумно из неё не выходил.
Отдуваться за своего друга пришлось мужу.
Оба потом год к спиртному не притрагивались.

Мораль сей басни такова:
Буду рада русской невестке.
Полюблю её, как родную дочь.
Русский тесть моего сына до пьяной комы не доведёт. Наверное)))

0

44

http://greenarine.livejournal.com/100664.html
Ещё адын кусочек Понаехавшей

Однажды у О. Ф. случился день рождения. Самый настоящий юбилей, сорок пять лет.
О. Ф. сразу предупредила, что отмечать ничего не собирается.
— Что я, дура, такое праздновать? Сделаем вид, что мне тридцать пять, и на той жопе сядем. Подарок возьму трехлитровой кастрюлей из нержавейки. Которая с пожизненной гарантией. Предупреждаю — стоит дорого. Но с восьми человек триста долларов — это тьфу!
Девочки скинулись, связались с менеджерами фирмы, заказали кастрюлю. Угодили в беспрецедентную презентационную акцию, получили в подарок за заказ стеклянный контейнер для хранения продуктов.
Красиво завернули презент в гофрированную упаковочную бумагу, затянули шелковыми ленточками. В торжественной обстановке вручили имениннице.

О.Ф. всплеснула руками. Расшнуровала упаковку, долго ахала, изучая свое отражение в термоаккумулирующем дне кастрюли.
— А это что? — ткнула пальцем в контейнер.
— Это для хранения продуктов. Вакуумный контейнер.
— Совсем охренели. Я же только кастрюлю просила!
— Не волнуйтесь, он нам бесплатно достался. Как бы довеском.
— Так, — О. Ф. отложила подарки, порылась в сумочке, вытащила кошелек. — Айда со мной в магазин.

Девочки заволновались.
— Может, не надо? Вы же говорили, что отмечать не собираетесь.
— А теперь говорю — собираюсь. Легонько, без пафоса. Минимум алкоголя, немного закуски. На сладкое — торт. Отметим прямо тут, не отходя от кассы. Час посиделок — и разбегаемся по домам.
— Час — это хорошо! — встряла Понаехавшая. — А то я после суток, устала — сил нет. И ночью как назло не удалось поспать, туристы словно взбесились, через каждые полчаса прибывала новая группа.
— Час — и ни минутой больше, — заверила О. Ф.
— Наивная ты дура, — отчитывала Понаехавшую Трепетная Наталья, наспех отодвигая в сторону рабочую аппаратуру и освобождая место для посиделок, — каждый раз за всех отдуваешься. Сутки работала — а теперь дальше сидеть. Уж лучше бы пила, что ли?
— Да не могу я. Ты же знаешь!
— Знаю. Вот и говорю, что дура.

К возвращению девочек помещение было полностью готово к банкету — Понаехавшая маячила в дальнем окошке и старательно светила наружу настольной лампой, чтобы даже самые глазастые интуристы не разглядели сквозь затуманенное бронированное стекло происходящие в обменнике запрещенные дела. Рабочее место второй кассирши было полностью освобождено от аппаратуры и тщательно застелено запоротыми реестрами покупки и продажи валюты. Аккуратной стопочкой высилась тщательно прополоснутая одноразовая посуда. Верхний свет был погашен, вентилятор работал на полную мощность. Магнитофон нежно журчал «лашате ми кантарой» — О. Ф. всякой другой эстраде предпочитала итальянскую, слушала Кутуньо и Челентано, причем Кутуньо жалела за бездетность, а Челентано неустанно ревновала к жене, называла ее безрогой выдрой.
— Мы даже водки не стали брать! — водрузила на стол две бутылки шампанского О. Ф. — И еды взяли минимум — хлебушек, колбаса. Торт. То есть буквально выпили, закусили и всё, аривидерчи.
— Вот и славно, — обрадовалась Понаехавшая. — Часа два я точно продержусь.
— Тридцать минут! — покрылась комсомольскими мурашками О. Ф. — И ни секунды больше!

Первые три часа Понаехавшая держалась молодцом, потом выдохлась и перешла на автопилот. Но автопилот через какое-то время тоже заглох. В ушах противно зазвенело, начались глюки. Со всех без исключения купюр на нее укоризненно глядел Эндрю Джексон. С некоторых грозил пальцем.
Понаехавшая пугалась, бегала к ближайшему автомату — за очередной порцией кофе. От кофе клонило в сон.
Меж тем в обменнике разворачивалось прямо-таки античное пиршество, как минимум Сатурналии. И если сначала подгоняемые полусладким шампанским и бутербродами с колбасой девочки держались ледями и вели светские разговоры за жизнь, то после нового рейда в продуктовый и двух бутылок полусухого решили более не сдерживаться и перешли на водку. Пели "Сюзанна, мон амур", травили анекдоты, рвались станцевать белый танец, дамы приглашают кавалеров. Не обнаружив в обменнике ни одного кавалера, сильно озадачились, традиционно обозвали козлами. Выпили, не чокаясь, за настоящих мужиков, закусили чипсами.

Потом кончились деньги. У всех.
— Не бздим, а действуем! — встопорщилась О. Ф. — Где там ваша нежрав… нежравав… тьфу! Кастрюлю дайте мне!
— Кастрюлю в студию! — заголосили девочки.
— Зачем вам кастрюля? — выплыла из анабиоза Понаехавшая.
— Сказано — не бзди! — остановила ее царским жестом О. Ф. — Лучше работай, видишь, там у тебя в окошке какой-то пидор маячит.
Понаехавшая обернулась к окошку и похолодела — сквозь мутное бронированное стекло на нее глядел начальник гостиничной охраны Сергей Владимирович по кличке Дровосек.
— Это кто меня тут пидором называет? — полюбопытствовал он.
— Ой, это она не вас, — затрепыхалась Понаехавшая, — это она меня.
— В смысле тебя? И что это у вас там происходит? Чего вы на всю гостиницу горланите?
— Да вот! — Понаехавшая повернула настольную лампу и посветила внутрь обменника. — Юбилей у нас.
— Тридцать лет! — полезла в окошко О. Ф.
— Ну, тогда ясно, — расплылся в улыбке Дровосек. — Только вы это, потише, что ли. А то на все фойе орете.
— Извини, Сергей Владимирович, больше не будем!
— Ладно.

Как только Дровосек отошел от окошка, О. Ф. вооружилась кастрюлей, а Добытчице Наташе всучила контейнер для хранения продуктов:
— Пошли!
— Куда?
— Сказано — пошли, значит вперед и с песней!
— Может, лучше я? — вскочила Понаехавшая.
— Сиди! — пригвоздила ее к месту взглядом О. Ф. — И работай! А вы, — обратилась она к остальным девочками, — освежите пока закуску. Чипсов положите, чего там у нас еще осталось? Хлеба? Вот и хорошо, хлеба положите. Аккуратным веером на тарелочке разложите, чтобы культурно и красиво. А мы пошли. Будем через десять минут!

И, элегантно зажав под мышкой трехлитровую кастрюлю и несколько заслонившись от любопытных взглядов крышкой, О. Ф. выплыла в фойе. Следом выпала Добытчица Наташа, пестуя на груди вакуумный контейнер для хранения продуктов.
Движение в фойе моментально встало. Гостиница с интересом наблюдала, как дуэт работниц обменника, вихляя посудными принадлежностями, огибая непринужденной синусоидой замершие соляными столпами препятствия, уходит вдаль, в сторону лифтового холла. В авангарде, истинным воплощением хитроумного идальго Дона Кихота Ламанчского, маршировала О. Ф., сзади топталась верная Санчо Панса Наташа. Поворот налево О. Ф. взяла умеючи, большим кругом, чтобы не вписаться в угол.
— Не бзди! — донесся до Понаехавшей ее окрик — видимо, арьергард не справился с управлением и таки врезался в зловредно выпирающий угол лифтового холла.
Администраторши из ресепшн пришли в себя первыми, обернулись к обменнику, вопросительно повели скулами. Понаехавшая посветила им лампой: точка, тире, точка и еще множество хаотичных точек — помогите, SOS. Администраторши порадовались цветомузыке, весело помахали в ответ.
«Сейчас умру», — подумала Понаехавшая.

В обменнике меж тем творилось дивное — Красавица Настя учила девочек, как путем применения острого каблука системы шпилька обезвредить насильника летней ночью в подъезде. На вопрос Понаехавшей, почему именно летней ночью, веско ответила, что зимой не все ходят на шпильках, поэтому в холодное время года против насильников применяются совсем другие предметы.
— Ножи? — испугалась Понаехавшая.
— Можно ножи, — согласилась Настя. — Но лучше, конечно, зонтики. А то доказывай потом, что это ты в целях самообороны его ножиком в лапшу покрошила. А зонтик — практически безобидная штука. Раскрыл и обезвредил.
И Настя, схватив с полки линейку, кинулась с жаром демонстрировать, как можно обезвредить насильника зонтиком.

Минут пятнадцать Понаехавшая наблюдала рукопашную девочек, потом, дабы взбодриться, сама полезла в драку. Была моментально выкинута метким пинком обратно на рабочее место. Как раз очень вовремя, потому что в следующий миг из лифтового холла вынырнула странная процессия. Впереди процессии волнительным зигзагом, мелко ковыляя в унисон, шли на полусогнутых О. Ф. и Добытчица Наташа. Сзади, высоко держа перед собой вакуумный контейнер для хранения продуктов, аккуратно ступала Ираида Михайловна, врач из медпункта на третьем этаже. В мареве бронированного стекла Понаехавшая не сразу разобрала причину столь интригующей походки своих коллег. И только когда они поравнялись со стойкой ресепшн, стало ясно, что бравые коллеги, вцепившись с двух сторон в ручки, несут приснопамятную кастрюлю. Кастрюля явно была наполнена чем-то доверху, поэтому О. Ф. с Наташей шли чуть ли не на корточках — чтобы не пролить содержимое.
— Неужели там водка? — ужаснулась Понаехавшая.
О. Ф., словно услышав мысли подчиненной, сделала успокаивающий жест рукой.
— Не бзди! — пронеслось раскатисто по фойе.
— Не бжю... бжу... бздю, — засемафорила настольной лампой Понаехавшая.

В кастрюле оказался гороховый суп. О. Ф. выпросила его в столовой для гостиничных сотрудников, с далеко идущими планами выпросила. Крепко обещалась расплатиться назавтра. Далее, чтобы не заплутать и не дай бог не сбиться с намеченного маршрута, они с Наташей вцепились в кастрюлю, кое-как добрались до лифта и поехали на третий этаж — менять суп на медицинский спирт. Тут далеко идущие планы О. Ф. чуть не рухнули, потому что Ираида Михайловна категорически отказалась идти на обмен.
— На всех медицинского спирту не напасешься! — встала руки в боки она.
— Сорок пять лет! — пошла на трагическую исповедь О. Ф.
— Мать твоя женщина, что же ты молчишь! — заохала Ираида Михайловна, забрала у Наташи контейнер, наполнила его на три четверти спиртом, долила воды, размешала градусником. — Пойдем, я вас провожу.

Проснулась Понаехавшая в шесть часов утра. Сильно удивилась, обнаружив себя за столом, лежащей лицом в калькуляторе. Подняла голову, поймала свое отражение в окошке. Отпрянула от ужаса — из ушей воинственно торчали скрученные трубочкой салфетки. Выдернула импровизированные беруши, окинула взглядом обменник.
На диване, тесно прижавшись друг к другу, спали О. Ф., Добытчица Наташа и Бедовая Люда. Куда подевались остальные девочки, было неясно.
Понаехавшая попыталась вспомнить вчерашний вечер. Тщетно. Нет, кое-что всплывало в памяти, какие-то обрывчатые кадры, например, как О. Ф. с Наташей затаскивали в обменник кастрюлю с супом. Засылали в столовую Трепетную Наталью — выпрашивать тарелки с ложками. Разливали по одноразовым стаканчикам спирт с помощью шприца — чтобы ни капли мимо!
Последнее, что запомнила Понаехавшая — это как О. Ф. с Ираидой Михайловной шли зигзагом по фойе. Несли перед собой кастрюлю с остатками супа.
— Куда это они? — выдохнула Понаехавшая.
— За спиртом.
— А кастрюлю зачем взяли?
— Для отвода глаз!

Далее память заволакивало непробиваемой черной дырой. Понаехавшая заволновалась. Мало ли что еще могло приключиться, пока она была в отключке. К счастью, тут проснулась именинница. Следом проснулись девочки. Первым делом ринулись конспиративной пробежкой в туалетную комнату — смывать вчерашний спекшийся макияж. Позавтракали кофе и таблетками аспирина, подробно рассказали, как догуливали вчерашний вечер. Путались в показаниях. Чуть не подрались, вспоминая, где же они танцевали жгучий танец танго — то ли возле стойки такси, то ли вообще в зимнем саду.
Понаехавшая слушала глаза врастопыр. Боялась слово вставить. Потом все-таки решилась:
— А где остальные?
Воцарилась сокрушительная тишина. Девочки крепко задумались.
— Ночуют в медпункте на третьем этаже, им Ираида Михайловна выделила два топчана, — осенило Добытчицу Наташу.
— А я что в это время делала? А то совсем не помню.
— Как это не помнишь? Работала как подорванная, потом внезапно заснула. Просто упала лицом в калькулятор и все. Мы пытались тебя растолкать, но никак. Обслуживали клиентов поверх... хм... тебя. Только заткнули уши салфетками, чтоб не мешать спать. А то ты вздыхала каждый раз, когда лязгал лоток для передачи денег.
— И что, все меня видели с этими затычками в ушах? — густо покраснела Понаехавшая.
— Не парься, все нормально! Мы тебя ведомостями прикрыли. Так что никто ничего не видел. Подвинься, будем считать. Теперь главное, чтобы остатки сошлись, — хмыкнула О. Ф.

Девочки с замиранием сердца обступили кассу. Пересчитали наличность.
Не поверили глазам своим, пересчитали еще раз. Перепроверили документацию.
Никакой недостачи, остатки сошлись тютелька в тютельку.
— Знаете, как это называется? — О. Ф. поднялась со стула, гордо выпятила грудь. — Высокий профессионализм, вот как это называется! Восемь пьяных в жопу баб и один непьющий, работающий вторые сутки даун! А касса сошлась. Так что зарубите себе на носу — профессионализм, блядь, никак не пропьешь! Сколько бы ни старался!

0

45

http://greenarine.livejournal.com/87473.html

О.Ф. и искусство обольщения.

Ухажёры вокруг О.Ф. вились всегда, ибо женщиной она была в меру вызывающего и несомненного сексуального облика, и умела очаровывать мужчин в каких-то прямо-таки безудержных количествах.
Привлекала она их внимание не только своей бесспорной красотой, но и неординарным поведением. Например – очаровательной манерой высовываться по пояс в окно едущего автомобиля, будучи крепко за рулём. Понаехавшая лично присутствовала на одном таком сальто-мортале. В тот день О.Ф., проехав под кирпич, умудрилась, высунувшись в окно и переругиваясь с водителем автомобиля, пытающегося проехать в законном направлении, развернуться на крохотном пятачке и выскочить обратно в поток машин. Водитель поруганного автомобиля догнал пятёрку О.Ф. на светофоре и потребовал незамедлительно выйти за него замуж. О.Ф. тут же согласилась, назвалась Зинаидой, продиктовала телефон бухгалтерии, и, рассыпаясь в воздушных поцелуях, повернула под следующий кирпич.

Красилась О.Ф., как если писала картину в авангардистском стиле – накладывала косметику щедрыми мазками, зачастую, экспериментируя на ходу, дополняла свой облик новыми, смелыми штрихами. Как-то она промахнулась с покупкой карандаша для бровей, коричневый на вид грифель чертил почему-то красным, и О.Ф. из чувства протеста проходила целую неделю с вызывающими бровями, для убедительности оттеняя их шейным платком в алые разводы.

Ещё О.Ф. умела сокрушительно выпить, не размениваясь на закусь и всякие чоканья, в подпитии была адекватна, но в меру агрессивна и готова на отпор. Однажды, будучи несколько подшофе, она принимала участие в драке «стенка на стенку», притом одна стенка была представлена тремя цыганскими гадалками, вышедшими на промысел на Большую Дмитровку, а другая стенка была представлена О.Ф. в боевом вечернем раскрасе и туфельках на каблуке. Итого гадалки позорно бежали с места боя, бренча многочисленными кольцами и монистами, а О.Ф. победно пошла дальше, на спектакль в театр Ермоловой, отдохнуть, по велению магического альманаха «Третий глаз», седьмой чакрой Сахасрара.

Потомственные театралы влюблялись в О.Ф. пучками. Театрал, он с виду может и рафинирован, но не чужд авантюрных экивоков и всяких других бравурных трепыханий. Поэтому ничего удивительного, что в тот день О.Ф. ушла из храма Мельпомены не одна, а под руку с очаровательным мужчиной Зябликовым – профессором, доктором экономических наук, коренным жителем ЦАО, ул. 1 Тверская-Ямская, дом, в котором живёт Пугачёва. Всё, буквально всё в Зябликове было хорошо – пятикомнатная квартира, домработница, венецианское стекло и прочий антиквариат. Флёрдоранж и унитаз под гжель. Опять же ламбрекены.

Но! У Зябликова имелась мать. Косящий под нежную маргаритку ядовитый плющ Аглая Викторовна. Профессорская жена и генеральская дочь, уроженка дома на Котельнической набережной.
Аглая Викторовна являлась стойким бойцом невидимого фронта, поэтому при виде пассий сына принималась трепетно закатывать глаза и плохо выговаривать букву «ш».
-Дууууууфенка,- самозабвенно рассказывала она О.Ф., застукав её впервые у себя в квартире,- может, хотя бы вы станете той единственной, которая украсит холостяцкие будни моего сына! Вот буквально до вас, буквально вчера, была Маааааафенька, преподаватель консерватории, чууудная девочка!- здесь Аглая Викторовна трепетно закатила глаза.- Жаль, они не софлись характерами. Мафенька требовала страстных ночей, а у моего сына (слеза в голосе) аллергия и хронический простатит. О каких страстных ночах может идти речь?

О.Ф. сидела напротив, нога на ногу, в нелепой оборчатой юбке с вышитыми бисером накладными карманами. В щедром декольте прямо-таки переливалась инкрустированная бижутерией грудь. О.Ф. была благодушна и расслаблена – пока мамочка неосмотрительно отлучалась по делам, у них с Зябликовым случилась страстная эскапада на унитазе под гжель.
Аглая Викторовна, озабоченная безучастностью О.Ф., пожевала губами и решила копнуть с другого боку:
-А вы, извините, кем работаете? А то мой мальчик любит девуфек творческих профессий – скрипачек, актрис, художниц.
-Работаю сутенёршей в гостинице «Интурист»,- любезно осклабилась О.Ф.
-Кем-кем?
-Сутенёршей. Крышую проституток. Сиречь блядей.
-Ава-ва-ва,- зашлась в мурашках Аглая Викторовна.

О.Ф. потом смешно рассказывала, как мать Зябликова воевала с ней. Например – посредством званого ужина.
-Дуууфенька,- пела она в трубку,- вы приглафены на званый ужин. Наденьте что-нибудь чёрное, длинное и наглухо застёгивающееся. Будут Антоновы и Гольц.
О.Ф. являлась на ужин в алом и вызывающем, с рыжей лисой на плече. Аглая Викторовна, будучи оскорблена до глубины души, виду не подавала. Зато мстила названиями блюд.
-Дуууфенька,- обращалась она к О.Ф.,- сейчас у вас будет гастрономический фок. Вряд ли вы когда-либо ели изысканный рыбный суп с крутонами, тёртым сыром и соусом «Руй».
-С каким соусом?- делала невинные глаза О.Ф.
-С соусом «Руй»!
-А мне послышалось ху...
-Кха-кха-кха!- прерывала благочестивым кашлем возмутительные речи О.Ф. Аглая Викторовна. Антоновы и Гольц, укрывшись салфетками, тихо рыдали по периметру вычурно сервированного стола.

К большой радости Аглаи Викторовны О.Ф. особых планов на Зябликова не строила, а вскорости вообще завела себе параллельного джентльмена – Митрича из автобазы на Кировоградской. Митрич может и не знал, что такое консоме, и андуйет посчитал бы личным оскорблением, зато умел в два счёта поменять колесо машины или сколотить баньку.
Кавалеры долгое время существовали в жизни О.Ф. бок о бок, практически не подозревая друг о друге. Отношение к ним у О.Ф. было разное. Если в её личной шкале предпочтений бесхребетный Зябликов оставался на уровне прогрессивного кроманьонца, то Митрич прочно застрял в неандертальцах. Поэтому Зябликова О.Ф. жалела, а Митрича пользовала на полную катушку – он был крепче физически, да и ментальными треволнениями оставался счастливо не замутнён.
А ежели кому интересно, кто являлся для О.Ф. Homo Sapiens в самом прекрасном смысле этого слова, то так и быть, я вам отвечу. Homo Sapiens О.Ф. считала только одного представителя мужской половины человечества, и имя ему Адриано Челентано.
И этим всё сказано.

Ещё немного диалогов Натальи

Теребит в руках стодолларовую купюру:
-Смотри, как всё придумано хитро. Тут и водяные знаки, и лента, и разные примочки (задумчиво перечисляет): дерево, шпиль, часы. Хм. Президент.
-А президент чего?
-Франклин.
-Чего Франклин?
-Косой и пучеглазый. Теперь понятно, зачем его на стодолларовую купюру поместили.
-Зачем?
-Пучеглазие-то небось трудно скопировать!
-Да ладно!
-А то! Вот сама попробуй и скажи мне – легче обычно смотреть, или выпучившись?
-Ну при чём здесь это?
-А при том. Небось и фальшивомонетчику трудно это пучеглазие печатать. Такой напряг для глаз!

***

Хвастает новой тушью:
-Водонепроницаемая.
-Может всё-таки водостойкая?
-Как-как?
-Водостойкая.
-Блин! Ещё и водостойкая!!!

***

Разговаривает по телефону с мамой:
-Мам, ну чего ты! Я уже пять дней не курю!
Ловит на себе осуждающий взгляд Праведной Ольги.
-Ладно, четыре! Не пью и не курю!
Ольга возмущённо скрипит стулом.
-Ладно, три дня. Не пью, не курю и не трахаюсь.
Ольга вздыхает.
Прикрыла трубку рукой:
-Заканчивай вздыхать. Ты что, хочешь, чтобы я про свою молочницу проговорилась?

***

Спряталась за колонну в фойе, следит, как жрица любви торгуется с потенциальным клиентом.
Прибежала к Понаехавшей, шепчет в окошко:
-Слушай, а вот чего это она говорит севенти?
-Семьдесят.
Убежала. Примчалась через минуту.
-А чего такое фифти?
-Пятьдесят.
-А твенти?
-Двадцать.
-Охренеть. Она ему за полтинник двадцать раз сделает минет.
-Ггг. Ты что-то не так поняла.
-Да всё я так поняла! Говорит – фифти бакс. А он что-то мычит. А она говорит – твенти минит. Ты же говоришь, что твенти – это двадцать?
-Ну!
-А минит – это минет. Международный термин! Таких простых вещей не знаешь, дурашка (снисходительно).

+1

46

http://raketchik.livejournal.com/146880.html

Девальвация

Раньше было такое красивое имя - Кристина.
Очень редкое.
У меня и знакомых-то с таким именем не было.
Я может и не слышал его даже. Пока нас Алла Борисовна Орбакайте не облагодетельствовала.
Теперь что?
Работаю с одной фирмой.
Там менеджер - Кристина.
Дизайнер - Кристина.
И бухгалтер - Кристина.
Все одного возраста, естественно. С лица неясным выраженьем. И голоса - как под копирку.
Один номер телефона, один служебный адрес электронки...

- Алё! Кристина? Кристину будте добры!
- А вам какую?
- Менеджера.
- Она не подошла ещё.
- Ну бухгалтера тогда.
- Сейчас... Ой, вы знаете, она отошла.
- Ну хоть дизайнера дайте!
- А она на обеде.

Уфффф!

- Ладно. С Андреем соедините.

Слава богу, человек с редким русским именем Андрей там один, и он всегда на месте. Он директор.

- Андрей! Ну назови ты их хоть как-то по разному! Клички служебные дай. Номер порядковый присвой. Ну что нибудь! Невозможно же работать!
- Да я понимаю... Я их просто сам ещё путаю. Как разберусь, так придумаем что нибудь.

0

47

http://raketchik.livejournal.com/146236.html

Если вы обнаружили забытые вещи, не трогая их...

Вчера ездил в Щёлково, по делу.

Ну, дело сделал, иду такой по Талсинской, гуляю постепенно. Дышу испорченной экологией, любуюсь уродливой урбанизацией. И тут прямо передо мной бабуля. Шустрая такая, сразу видно, щелковчанка в пятом поколении. Мечется так по тротуару, мечется. И причитает. "Ой, что же делать, что делать!" И в одной руке у неё кошолка, а в другой - ключ от камеры хранения. Из "Пятёрочки". В Пятёрочке такие, знаете, брелки на ключах, размером с колесо от велосипеда. Их ни с чем не спутаешь, и никуда не спрячешь. А я стариков люблю, они мне детей напоминают. Спрашиваю такой.
- Что, бабуля? Ключик от камеры утарабанила?
- Ох, не знаю как и получилось!
- Эка беда! Ну хотите, я занесу? Всё равно в ту сторону.
- Ох, сынок! Не от нашей Пятёрочки! Вчера к сестре во Фрязино ездила, зашла по дороге... Чёрт меня старую понёс!
- Ну и что? Отдам в вашу, они передадут. Что ж так убиваться-то?
- Дак сумка ведь у меня там осталась, в камере-то!
- А в сумке что?
Бабуля секунду замешкалась, и выпалила.
- Да кошка там! Кошка!
Не, а с другой стороны? Ходят в магазин с собаками. А с кошками нельзя что ли? Шапокляк вон крысу на поводке водила.
- Так может это... Позвонить сестре-то, пусть сходит?
И тут с бабусей чуть истерика не случилась.
- Какой сестре, сынок? Это ведь её кошка! Она на похороны поехала, попросила забрать на время! Я кошку-то забрала, а по дороге думаю - надо корму веть зайти купить. Дура старая! Корму купила, а про кошку только сегодня вспомнила! Ой, что делать, что делать?

Еду обратно и думаю - нафик я вообще к этой бабке приставал? Теперь мне эта кошка в камере хранения непременно ночью приснится.

0

48

http://raketchik.livejournal.com/145574.html

А Путина можно и в записи посмотреть

Сейчас ездили в бассейн.
Там, при входе в спорткомплекс, такой холл, типа зал ожидания с ресепшеном. Ну, он в принципе и есть зал ожидания, там мамашки и бабули дожидаются своих чад. Там даже ряды кресел стоят как на вокзале. А на одной из стен, на высоте метров двух, висит большой телевизор. И по этому телевизору как раз фоном транслируют прямой эфир с Путиным.
А прямо под телевизором сидят две бабки, и делятся последними новостями.
И Путин им над головой конечно мешает. Поэтому они говорят громко, стараясь его переговорить. И получается примерно так.

1.БАБКА Сейчас в автобусе ехала, знаешь кого видела? Ленку Столярову!
2.БАБКА Слушай, ну какая же бесстыжая баба!
В.ПУТИН Безобразие полное! Полное безобразие! Я уже говорил об этом.
1.БАБКА А он что?
2.БАБКА А что он? Бьёт её, каждый божий день считай. Напьётся и бьёт!
В.ПУТИН Я призываю такую работу развернуть во всех регионах Российской Федерации.
1.БАБКА В деревне-то была уже?
2.БАБКА Да что ты! Туда и не пролезешь ещё.
В.ПУТИН Дороги, как известно, относятся к традиционным проблемам России.

Ну, и всё в таком ключе.
А напротив них сидит и внимательно следит за выступлением Владимира Владимировича другая женщина. И ей наоборот, мешают эти бабки. И она в конце концов не выдерживает, и делает им замечание.
- Слушайте! Ну нельзя ли потише? Ничего же не слышно!
Бабки замолкают, смотрят на неё недоуменно, и наконец одна, подняв палец вверх, спрашивает.
- Э... Это вы вот сейчас кому сказали? Ему или нам?

0

49

http://raketchik.livejournal.com/135227.html

Про Васю

У меня когда офис на Дзержинце был, я каждый день на работу и обратно ходил мимо супермаркета. Ну, такой, знаете, типа торговый центр, на первом этаже гастроном, на втором павильончики всякие. А под лестницей на второй этаж притулился малюсенький киоск, корма для животных. Ничем совершенно не примечательный, кроме одного. Там, возле окошка, стояла обувная коробка, на которой от руки было написано - "На обед Василию". Или "Васе на еду", по разному. Коробки потому что ветшали и менялись, менялась и надпись. Не менялся только сам хозяин коробки. Который сидел тут же, внизу.

Это был такой большой черный угрюмый кот. Целый день он сидел под своей коробкой. Но не просто сидел, нет. У Васи была забинтована передняя правая лапа, с когтей по локоть, и когда кто-то шел мимо на второй этаж, он эту лапу вытягивал перед собой, наклонял голову набок, и жалобно глядел в глаза прохожему. Вид его при этом менялся разительно! Как у опытного рецедивиста на суде. Из мрачного мерзавца он моментально превращался в такую жалкую пусичку.

Надо ли говорить, что при таких раскладах Васина выручка за день значительно превышала оборот самого киоска? Я однажды ради любопытства заглянул в коробку. Знаете, мелочи там не было. Васе подавали щедро.

Сперва, наблюдая за Васей, я решил, что это кот продавца киоска. Оказалось нет. Киоск закрывался, продавец шла своей дорогой, а Вася своей. Скорей всего это был просто дворовый блудный кот. Всё свободное от работы время, пока торговый центр был закрыт, он блондился по окрестностям. Однако каждый день, ровно в половине девятого утра, он садился у дверей магазина и ждал открытия. И повязка на его лапе сияла белизной.

Я наблюдал эту бестию практически каждый день в течение двух лет. Лапа конечно у него была абсолютно здоровая, и в свободное от сердобольных взглядов время он пользовался ею как все прочие сородичи. За исключением одной особенности. Где бы Вася ни находился, что бы ни делал, ковырялся ли в помойке, драл ли зазевавшуюся муську, но стоило ему заметить на себе человеческий взгляд, как он тут же бросал всё, садился, вытягивал перед собой забинтованную лапу, смотрел прохожему в глаза, и вид его становился жалким и няшечным.

Но! Если вы один раз прошли мимо и ничего не положили в коробку, вы становились для него пустым местом. При виде вас он уже не тянул лапу и не делал жалкий вид. Он вас просто не замечал. Он помнил всех. Я не встречал в жизни другого живого существа, умевшего так наглядно продемонстрировать, что вас не существует. Неприятное, знаете ли, ощущение. Когда вы вроде есть, а вас нет.

Ну вот. А потом помещения на втором этаже выкупил банк, и торговлю оттуда убрали. Киоск с едой для животных перекочевал на два квартала к центру. А Вася пропал. Не сразу пропал, нет. Ещё какое-то время он каждый день, с половины девятого, стабильно занимал своё место у двери. И ждал открытия. Но дверь не открывалась. Васю конечно подкармливали продавцы из гастронома. Но идти туда он категорически не желал.

Не желал он и перебираться на новое место. Продавщица из киоска жаловалась.
- Я его три раза забирала! И коробку ставила! Не сидит, зараза! Хоть привязывай!
Конечно ей было печально. Такой кусок дневной выручки ушел мимо кассы.

А потом Вася совсем пропал, и я про него забыл.
Пока где-то спустя наверное уже год не заехал случайно на заправку на Старой Ярославке.
На пустой заправке прямо под окошком кассы сидел большой черный угрюмый кот. С забинтованной лапой. Правой передней.

- Вааааася! - радостно сказал я. - Так вот ты где, каналья! На работу устроился?

Вася продемонстрировал полное отсутствие меня в окружающем его пространстве.

- Ааааа! Помнишь меня, сукин кот! - засмеялся я Васиному злопамятству, но нисколько не расстроился.

Получив в кассе сдачу, отделил пятидесятирублёвую купюру, сунул её Васе под нос, и со словами

- Вот! Смотри!

демонстративно положил в стоящую возле окошка кассы пластиковую коробку с солидной надписью - "ДЛЯ КОТА"

Вася и ухом не повёл.

- Ну и ладно! - сказал я, развернулся, и пошел своей дорогой.

- Мрряяяуу! - внезапно раздалось сзади.

Я удивленно обернулся.

Вася сидел, протягивая ко мне свою забинтованную лапу, и вид у него был такой жалкий и несчастный, что хоть плачь.

0

50

http://raketchik.livejournal.com/133547.html

Кто ж его уволит? Оно же - дерево!

На одном предприятии, в честь юбилея, решили заложить парк.
То есть посадить деревья.
Ровно 500 штук, по числу работников предприятия.

Купили оркестр, ленточку, ножницы, лопаты.
Сделали капсулу, закатали туда наказ будущим поколениям.
Пригласили главу города, дали анонс в местной многотиражке.
Заказали в питомнике саженцы.

При посадке неожиданно выяснилось, что саженцев привезли не 500, а 489.
Разбираться не стали, что б не смазывать торжество момента.
Просто взяли и уволили 11 человек по сокращению штата.
Ну и ещё двоих за компанию. А вдруг какие-то не приживутся?

Приказ о сокращении штата директор подписал задним числом.
Короче, всё прошло успешно.
Юбилей удался.

0

51

http://raketchik.livejournal.com/127901.html

Шмакадявка и лимузин

Люблю я шмакадявок наблюдать. Правда. Ну вот люблю и всё. Чем меньше шмакадявка, тем интереснее.

Вот сейчас. Выхожу из садика, навстречу по двору мамашка ведёт такую королевишну. Лет трёх.
Ну, или скорее королевишна ведёт мамашку.
Мамашка в офисном дресс-коде, нетерпеливо цокает шпильками по дорожке, всё время забегая вперёд. Опаздывают.
Королевишна неспеша важно идёт по тротуару. Руку не даёт, прячет за спину.
Потому что за руку - потащат. А что ты за королевишна, если тебя как куклу таскать станут?

И тут на пути у королевишны оказывается запаркованная на тротуаре черная, блестящая, наглухо тонированная "инфинити".
(Ну, так у нас принято во дворах, что ж делать. Пешеходы ходят по дороге, автомобили паркуются на тротуаре)
Королевишна идёт точно на машину, и сворачивать не собирается.

- КАТЯ! - оборачиваясь, строго и уже довольно раздраженно говорит мамашка. - НУ ТЫ ЧТО, НЕ ВИДИШЬ? МАШИНА!

Шмакадявка, не обращая внимания, останавливается в шаге от авто, поднимает ручку, и королевским жестом толкает его в багажник.

- КАТЯ! НЕ ТРОГАЙ МАШИНУ! ТЫ ЧТО, НЕ ВИДИШЬ? ОНА ГРЯЗНАЯ!

Машина идеально чистая. Она ослепительно сверкает на утреннем солнце черной полировкой и хромированной надписью поперёк багажника.

- ЕКАТЕРИНА!!! МЫ ОПАЗДЫВАЕМ! ИДИ СЮДА!!!

По прежнему не реагируя на строгие призывы мамашки, королевишна теперь уже двумя руками упрямо отталкивает машину с дороги.
Не толкает, а именно отталкивает.
Она делает это так сосредоточенно, что создается полная иллюзия, будто машина и вправду поддается.

- КАТЯ!!! ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ!? - начинает кончаться терпение у мамашки.

И тут внезапно по блеску солнца в никелированных дисках становится понятно, что машина действительно движется!
Беззвучно, накатом, едва скрипнув камешком под шиной, она отплывает метра на три вперед и влево. Ровно настолько, что б освободить шмакадявке проход.

Высокомерно подёргивая бантами, та проходит мимо, и неожиданно показывает изумленной мамашке язык.

Потом разворачивается и делает в сторону черного лимузина лёгкий воздушный книксен.

- Мерси!

В ответ инфинити дважды вспыхивает фарами, и так же беззвучно и медленно возвращается на своё место.

0

52

http://raketchik.livejournal.com/89297.html

Неурочное слегка

В десятом классе праздник девятое мая решили мы отметить по-взрослому.
Поскольку за «отметить по-взрослому» от взрослых была большая вероятность сильно получить по ушам, решено было отметить его вдали от родного дома. С ночевкой на природе. У нас это называлось «пойти на зелёную».

Взяли ватники (ночи стояли холодные), заранее приготовленные бутылки, гитару, набрали еды, и ушли на дальний пруд, пара километров от деревни. Выпивки оказалось через край, потому что нормы своей никто не знал ещё.

Шесть пацанов. Развлекались как могли. Жгли костёр, палили сухую траву на лугу, пекли картошку, орали песни, играли в футбол, валяли дурака. К ночи конечно все упились в зюзю. Упали кого где скосило.

Это было восьмое, канун праздника.

Утром девятого мая я очнулся от звука мотора. Башка была как котёл, и было непонятно, где гудит. Внутри или снаружи.
Огляделся. Все остальные победители пребывали в коме. А через поле от шоссе ехал уазик председателя колхоза.
Председатель, дядя Лёня, ехал в город на праздник, увидал с шоссе дымящиеся руины нашего мероприятия, и конечно завернул посмотреть, что такое невразумительное творится в его вотчине.

Он вышел из машины, в своём парадно-выходном костюме, с полной выкладкой фронтовых регалий, которые приятно позвякивали при ходьбе, и подошел к нашей стоянке первобытных людей.
- Здрасьте, дяя Лёня! С праздником! – сказал я. Все остальные по-прежнему были без сознания.

- Здорово! – сказал дядя Лёня. – Это что это у вас тут?

- Да вот. Праздник отмечаем.

- Какой праздник? – слегка удивляясь уточнил дядя Лёня.

- Ну, как какой? День Победы!

Дядя Лёня обвёл взглядом выгоревшее до горизонта поле, дымящиеся кусты, чернеющие как воронки от взрывов ямы, валяющиеся в нелепых позах тут и там трупы моих товарищей, (на двоих, лежащих ближе к костру, тихонько тлели и дымились телогрейки), батареи пустых бутылок, как отстрелянные гильзы, вздохнул, и изумлённо спросил.

- Победы? НАД КЕМ, сынок?

0

53

http://raketchik.livejournal.com/86186.html

Тост

Был свидетелем на одной свадьбе.
А я говорил, я столько на этих свадьбах перебыл, что не каждому балалаешнику так горько повезло.

Ну вот, идёт свадьба.
Как раз та её часть, когда гости по очереди поздравляют молодых и произносят тосты.
Ну, сперва родители, потом родственники, друзья, и так по нисходящей.
Молодые стоят как два попки и с улыбкой слушают этот разнообразный по силе бред. Им положено.
Ну а остальные занимаются своими делами, бухают под шумок, максимум - родителей из уважения послушают.
И вот доходит очередь до подруги невесты.
Встаёт девка, такая, ничего себе, слегонца поддатенькая правда уже, и начинает.

- Я Светочку (невесту) знаю очень давно. Мы познакомились, когда она ещё с Пашкой жила. Да, Паш?
(Кивает красномордому молодцу где-то справа от жениха. Гул постепенно тухнет. Все с интересом смотрят на Пашку. Пашка мордой из красного становится малиновым. Кто прослушал, с волнением переспрашивает соседей. "С кем, с кем жила?" "Да вон же! С Пашкой!" "Ааа!" Вскоре тишина наступает - мух не пролетит. Все с замиранием сердца ждут продолжения. Вдохновлённая таким вниманием подруга продолжает)
- Потом, когда она от Пашки к Вовке ушла, ... Да вон он, Вовка, с краю сидит, не даст соврать,... мы поругались из-за этого и с полгода наверное не разговаривали.
(Гости с интересом смотрят на Вовку. Вовка ничего не замечает и невозмутимо продолжает жрать селёдку под шубой прямо из миски. Зато морда сидящей рядом с ним девки становится цвета шубы, она вскакивает и вылетает за дверь.)
- Ну а уж когда она с Серёгой сошлась, а Серёгу-то я знаю как облупленного, мы ж с ним до этага три года прожили... Да, Серёга?
(Кивок мужику слева от родителей невесты. Гости с любопытством смотрят на Серёгу. Серёга при этом тоже оглядывается, как бы ища сам себя)
Вот, тут уж мы со Светочкой ровно сёстры родные стали, не разлей вода...

Когда три бабы под руководством мамы невесты тащили эту подругу через порог с целью выставить за дверь, она упиралась и возмущенно кричала
"А что я такого сказала? Что я такого сказала-то?"

0

54

starfox написал(а):

http://dobraya-veda.livejournal.com/45948.html


Это девочка с Паси.))

0

55

"Однажды (я тогда еще курил), я стоял курил около метро после занятий. Ко мне подошел парень и спросил спички. А как раз утром из дома я прихватил коробок. Ни слова не говоря, вытаскиваю его из кармана и протягиваю ему.

Он посмотрел на меня и сказал, что зажигалка была бы удобнее.  Я опять же молча достаю ее из того же кармана. Он прикуривает, отдает зажигалку, смотрит на меня секунд десять и говорит, как бы в шутку - "какой карман удивительный, все что не попросишь, все найдется, небось и конфеты есть?"… И как в воду глядел, уже неделю ношу с собой несколько бон пари.

Молча достаю их из того же кармана конфетку, он ошарашенно берет ее и его глаза наполняются ужасом. После этого я ему спокойно говорю - "ты потратил все три своих желания", выкидываю сигарету, разворачиваюсь и ухожу."
Василий Иванов

https://plus.google.com/114736379063744195024/posts

+2

56

http://aspida.livejournal.com/1083120.html

:: Неправильный порядок ::

Всегда зачем ты так. Поймал и будто бы себе, и что же. Я думал же что да, настало наконец, и можно будет вместе, и сверху полежать, как гладят, хорошо. А ты, как злох, котов насунул наверху и снова и опять. Там интересно, может, но я уже видал, и нухал это всё, и лазить и не буду, тому что глубоко и всякое лежит. Не очень-то люблю поэтому сидеть, и надо бы не надо, а ты ушёл куда.

Как хитрый вот опять. То это же я знал, уже видал такое, как столько же как семь, но сильно больше раз. Засунешь наверху, а сам потом уходишь, и всякое стучать, и делать беспокой. И всякий полосос, навозишь, будто надо, а он совсем плохой, и выкинуть ево! А дальше-то потом уже когда не плохо, и можно же ходить, мне всякое скорей уже опять там нужно. И посмотреть еду, и мячики и дом, а вдруг украли где и нету больше их. И разновых других, которые вон те, ну, всякие такие, не знаю, но нужны. А может, сам унёс и прятал всё, а мне. И мисками шумел, я сразу всё услышал, же как теперь без них. Заесть откуда брать.

А может там дружил ты с кем-то с кем не надо? Же даже вдруг вот так. Другой кошак плохой, приходит, например, и хитрый, будто я, а я суда засунут и позабыли все, и как это же так. Эйэй, который я — вот этот вот не тот, я здесь себе хорош и тут сижу кричу! А если там кошак другой какой-то лазит, то это и плохой, и как же с ним дружить. Ну нет, мне очень надо, котов скоре слазить, эйэй — а вот, ты вот, ты тут, уже пришол из сбоку своего. Ты слезь меня скорей, я очень вниз хотел, я только посмотрю, а вдруг кошак плохой. Ну или очень мне ещё куда-то надо, туда я не скажу, тому же что секрет.

А просто беспокой, што разно происходит, а я не посмотрел и всё и не узнал. А очень бы хотел, тому что ето надо. Раз главный, значит, вот. По полу похожу. Вот так бери, и вниз.

***
Ты не сувай меня, я знаю, што порядок поделать ты хотел, а я хожу смотреть. Но вдрук ты всё не так, а я помог бы сразу, как следует везде и даже и помыть.

Тому что если кто засунут де-то сбоку, какой порядок тут. Не нужно нам такой.

0

57

http://aspida.livejournal.com/1068150.html

На всякий случай, вдруг ::

А посмотри, где я. Ну, как-нибудь, когда поделаешь всего, и что уже потом, и можно. Или сейчас, захочешь если, например, но только чтобы сильно и серьёз, не шутки тут. Я подожду тогда, мне надо.

Тебе вот я сказать хотел, смотри. Вот так вот здесь вот ты, а ето я, и я опять хотел сказать, смотри, что очень ты мне важный, знаешь — и вовсе не про то, чтоб сверху лазить, или всякое еду, а очень больше. Другое, важный што вообще. Сильнее, что поесть, ну, ето тоже надо, но всё равно, бывает, сытый много, и поспал, а сам не по себе. И всякое не то кругом, и не как следует. Тому что надо, чтоб вдвоём, всегда недалеко. Тому што же ты тоже мой, и я тебе себе себя с тобой и вместе сразу — мы. Такое я не очень рассказать умею, налипко сразу слов, и всё не тех, но делал всё — про ето. И даже если про себя прошу, там всякое, погладить, или вбок, то ето и тебе же — я же мяхкий, и хорош, и чтоб погреть. Другое не умею просто, как иначе, и делаю вот так, ну или как бодать. И ты, наверное, же тоже про меня, что важный, и с тобой, и нужный сильно, да? Я думаю наверное, что так.

Вот так вот и подумал рассказать, хоть и не очень слов. В себе я потому что ето сильно знаю, и помню каждый раз, а ты бы вдруг забыл, а то не догадался вовсе, как, может, хитрый будто я, но вовсе и не хитрый — мне очень да, что ты. И без тебя бы плохо.

Тому и надо вслух. Чтоб просто бы ты знал.

0

58

РАССКАЗ ОДНОЙ ЗНАКОМОЙ БАБУШКИ

Юлия Максимова

– Брюки он к нам в ателье пришел заказывать. Хороший мужчина был, видный, два метра габардину на него ушло. А у нас закройщицей Нинель работала. Нинель – как же! Нинка она была, профурсетка из зажопинска. Руки золотые, а сама корова старая с начесом из не своих волос. И глаз нехороший у нее был, блядский такой глаз – вечно мужиков вокруг пруд пруди, так и шастают, насекомые. И муж, и друг детства, и еще один мужчина из соседнего ресторана – «Ашот» называется. И вот присвоила Нинка себе эти два метра в габардиновых штанах на предмет кратковременной любовной связи. Присвоила да и присвоила, но тут у меня дома недоразумение вышло: муж загулял.

Если вы аж двадцать лет замужем, мужа отпускать в свободное плаванье никак нельзя – погибнет. Я ему морду пару раз поправила, конечно, и сказала: ты раз и я раз. У меня, может, скоро цикл прекратится, а я еще ничего не знаю про запретные удовольствия. Муж мой, уважаемый человек, партийный – тоже разводиться не хотел. Ну, говорит, душа моя, не мыло – не смылится. Благословляю тебя на единоразовый адюльтер. А ежели принесешь мне французскую болезнь нехорошую – отравлю собственными руками, я тебе как доктор-педиатр говорю. И смеется – шутит, значит.

Ну, у меня после того случая глазоньки-то и открылись, как окно – в как ее? – в Европу. Стала я примечать, что по сторонам-то делается. И допримечалась. Приводит Нинель на неделе мужчину того, габардинового, к нам в закроечную и головой так нетерпеливо дрыгает: уходи, мол, подруга, ненадолго, мы тут качество ткани проверять будем. «Да щас, – отвечаю небрежно. – Нечего тут рулоны валять, идите в кабинет к себе, проверяйте мебель на прочность». И стою, крою себе дальше да на габардинового поглядываю, как та милая, «искоса, низко голову наклоня». А сама думаю: «Идиота кусок, что ты в Нинельке этой нашел. Посмотри, у меня уста сто процентов сахарнее, бюстгальтер кружевнее и борщ с пампушками». И Нинелька на него уставилась, видать, тоже внушает.
Мужчина чуть надвое не порвался от такого гипноза, но сделал единственно верный выбор. Бедняга. Нинелька его обозвала обидно и сказала идти по известному адресу. Чуткий к женскому хамству мужчина поморщился, представился Володенькой и начал ко мне таскаться. Нинель, конечно, пару раз на меня утюг уронила, не считая мелких пакостей. Да и я тоже себя не в лепрозории под раковиной нашла. Поорала фальцетом, ножницами у Нинелькиной морды смертельно пощелкала, и улеглись страсти наши африканские.

Полгода Володенька мне камасутру показывал. Я уж его покинуть собралась – не то чтоб опостылел, но устала как собака. Не знаю, как другие, а на меня адюльтер этот непосильным грузом лег. Работа, дети, муж-весельчак: «Ага, задерживаешься? Заказ срочный? Не бережешь ты себя». Тоже мне, Торквемада какая выискался.

Володенька тем временем и вовсе ополоумел. Звонил по тридцать раз на дню. «Я проснулся, я поел, я поработал…» И все это с уверениями в страсти несусветной. «Я покакал» – тьху! Да и зарабатывал Володенька не то чтобы прилично. На две семьи-то. Ну и сказала ему. Пришла пора расстаться, я тебя никогда не забуду, ну вы и сами все знаете. А Володенька внезапно в колени – бух и запричитал: «Я год читал глупые книги про извращения, дао любви называется, я перетаскал тебе вагон цветов и привык к борщу, как к маминой сисе. Я даже урожай с дачи теперь натрое делю: в семью, маме и тебе. Если ты меня внезапно покинешь, то я наемся средства для чистки унитазов производства ГДР и лягу на трамвайные пути весь в слезах и с запиской гнусного содержания». Ну, что-то в таком духе.

Женское сердце мягкое, как пшеничная каша, вот что. Тем более что Володенька оказался очень способным в плане изучения вышеупомянутого дао. Ну и тянулась эта волынка дальше.
А погорел Володенька, как положено, на чепухе. Жена, не будь дурой, что-то почувствовала. Конечно, второй год треть урожая налево уплывает. Малина не родит, картошку жук жрет, помидоры в этом году вообще все почернели, прости, дорогая, не углядел. А Володенька-то все по ателье бегает. Вот и решила жена все собственными глазами увидеть.

Этих ваших интернетов бесовских еще не придумали, оставалась одна возможность все узнать: спрятаться в шкаф во время дележа урожая.

Приехал Володенька однажды с дачи, нет никого, только на плите чего-то кастрюля с рассольником булькает. Да и давай на три кучки все раскладывать – это в семью, это маме, а это в ателье. «Какое такое ателье?» – подавилась искусственной шубой в шкафу Володенькина жена. Смирно досидела до мужниного ухода, а потом давай книжку его записную с пристрастием разглядывать. Книжка была насквозь подозрительная: одни Иваны Петровичи и Василии Алексеевичи. Одна только баба нашлась, на букву «А» – «Ателье Люда». У жены, конечно, в зобу дыханье сперло. И решила она мне жизнь испортить окончательно, как эсеры санкюлотам. Позвонила и мужа моего на свидание пригласила.

Муж-весельчак охотно согласился – с развлечениями в наше время как-то не очень было. Пришел в ботанический сад в сером костюме с большой газетой – примета для узнавания. А там жена нервически бегает вокруг фонтана. В общем, предложила она нас с Володенькой отравить. Предложила, на скамейку откинулась и поглядывает на моего. А мой-то медик, у них чувство юмора очень специфическое.

«Хорошо, – говорит мой, – я на все согласен. Только сначала вы своего, а то я незнакомым чужим женам не очень-то доверяю».

– И что дальше? – спрашиваю я. Мы сидим за неспешным разговором с одной знакомой бабушкой, ждем детей-внуков с курсов английского. – Слабительного дал?
– Слаби-и-ительного, – презрительно тянет бабушка. – Брому дал. Лошадиную дозу, чтоб наверняка.

Бабушка аккуратно свернула газету «Секретные материалы». А я чуть не свалилась со стула, похрюкивая от восторга.

– Нет, – добавила строго бабушка, о чем-то вспомнив, – не было у нас секса. Страсти были, а этих гадостей не было. Так и знай!  (с)

http://pl.com.ua/?pid=49&artid=28562

+1

59

Девочки за 40

Jun. 26th, 2013 at 5:38 PM
Девочки за 40 - они такие девочки! Они ранимы и даже беззащитны. Они наивны и доверчивы, почти как в тринадцать.
Они давно забыли грубоватую романтику 15-летних, активный задор 25-летних, и рациональный напор тех, кому за 30.
Они много видели.
Потом зажмурились.
Потом открыли глаза.
И увидели новый мир, новых себя, новую жизнь.

Они снова верят в лучшее, потому что худшее, как правило, с ними уже случалось. И они выжили - именно для того, чтобы снова верить в лучшее. Они получают лучшее: потому что способны его разглядеть даже там, где прочие ничегошеньки не замечают. У них отточенный взгляд, чуткий слух и нежные руки. Поэтому оно, это самое лучшее, к ним так и льнет, так и льнет...

Они красивы. Нет, что вы - они не симпатичны. Они удивительно красивы, потому что признали, что у них именно вот такие попы, именно вот такие груди, такие носы и такие ноги. Они научились любить эти попы-груди-носы-ноги так, что теперь кто угодно в них влюбится. Например, запросто влюбится вот то самое лучшее...

Они знают тайну, эти девочки за 40. Они уже переели этих приколов про "миллионы", "карьеры", "успешность" и "социальный статус". Они теперь точно знают, что самое главное - совсем не то, что показывают по телеку, пишут в интернет, постят в соцсетях и рассказывают на тренингах. Они про это самое главное знают и помалкивают. Про то, что главное  в жизни - сама жизнь:  ее вкус, цвет, ритм, запах, умение наслаждаться и радоваться каждому дню.

У них давно нет отточенных фраз, заготовленных приемов соблазнения и дежурных нарядов на выход. Они перестали "быть в активном поиске". Они нашли того, кто им так нужен был все эти годы - себя, настоящих. И оказалось, что такие, настоящие, они очень и очень интересны всем окружающим. Ну практически всем, и достойным мужчинам - тем более.

Они снова умеют плакать навзрыд и хохотать взахлеб. Они уже отходили свое в бронежилете социальных приличий, требований, запретов и разрешений. Они ненавидят то время, когда нужно было ровно держать спинку, что бы ни случилось, улыбаться, даже если хочется рыдать, и кивать, когда надо бы треснуть посильнее. Им надоело держать в себя в руках, они руки разжали - и на свободу вышла живая, чувственная, настоящая...

Они живут как дышат: то бурно, то тихонько, то нежно и чуть слышно, то торопливо и азартно...Дышат в ритме жизни, живут в ритме дыхания. Наконец-то, после 40, у них это начало получаться: жить в одно время с жизнью.

Девочки за 40 ужасно любопытны. Как-то так получилось, что после "да я сама все знаю!" начинается "ой, девчонки, сколько всего клевого вокруг!" И танцы, и йога, и программирование, путешествия и кулинария...Они творят жизнь, нанизывают бусинки своих новых, открывшихся как дыхание талантов, они пишут картины, разрисовывают тарелки и покоряют горы. И у них все получается.

Девочки за 40 совсем не тетки. Они носят длинные юбки, потому что это очень красиво. И короткие тоже носят, и джинсы. И бижутерию разную, от отечественной до индийской, забросив в шкатулки дорогие "фирменные" украшения. Им же не надо больше доказывать, что "и у меня есть бриллианты". Им важно, чтобы им нравилось. Они не хотят ничего знать про "модно", "тренд" и "в этом сезоне". Им надо чтоб лично им - красиво. И в этом красиво очень много женского, теплого и неторопливого.

Девочки за 40 перестают считать калории. Потому что любовь, интерес, движение, азарт, вдохновение работают куда лучше фитнесс-залов и пластических хирургов. Ну да - именно поэтому они и стали такими красивыми...

Девочки за 40 послали далеко и надолго все тайм менеджменты, мотивационные спичи и трансформационные речи. Они знают цену каждой минуте, везде успевают, никуда не опаздывают, потому что никуда не спешат.
Не достигают.
Не борются.
Не добиваются.
Они просто живут.
И точно знают, что еще через 40 все будет наааааамного интереснее...

Автор: Dobrianka ©

http://dobrianka.livejournal.com/

+1

60

starfox
Весь день читаю Добрую Веду.
Запоем:)

0


Вы здесь » Тайм-Клуб » Мансарда » Сетевое Искристое!